STAR WARS:Decadence

Объявление


Давным-давно в Далекой-далекой Галактике...

НАМ ПОЛГОДА!
Сердечно поздравляем всех наших участников с этой датой и благодарим их за тот вклад, что они вносят в развитие нашей истории.
С праздником, наши дорогие!
Попутной музы вам, крепкого здоровья на пороге лета и позитивного настроения.
И, в честь нашего с вами юбилея, встречаем новый выпуск









Мийрон
White PR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STAR WARS:Decadence » Galactic games » "Ноль-Пять" [Гли-Ансельм]


"Ноль-Пять" [Гли-Ансельм]

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

0,5-приговор, если пить ведрами


ваше изображение к эпизоду, не более 600*200


Ой, люли мои, люли, пришел капец наутоланюле....

Дата:

Место:

10.10.19 ПБЯ

Гли-Ансельм. Столичный бар "Ноль-Пять"

Участники:

Предупреждение:

Дариус Морт, Вэкс Вэйгон, Озай Кето

пьяные инквизиторы и ситх сами задают свой рейтинг, хорошего не ждите

аннотация:

►►► Всем людям полагается отдых. И вот представьте, что трое высокопоставленных лиц решили инкогнито отдохнуть в обычном баре, чтобы их не шугались и не доставали просьбами об автографе. ◄◄◄

0

2

Гли-Ансельм который совсем недавно пострадал, всего четыре года назад от внутреннего теракта, полностью восстановился от былых драм и теперь снова стал желанным курортом для внутреннего потока туристов.  Но конец года чаще всего занимает народ слишком сильно, чтобы совершать паломничество  к местам жарким, солнечным, с чистыми океанами во весь горизонт.  Другой вопрос – власть имущие люди, вроде него или скажем главы Следственного Комитета, Дариуса Морта. Особенно в свете того, что тот наконец то определился с тем, кого хочет назвать своим заместителем, а Сэйган считал для себя так: стоя выше всех спецслужб, нужно максимально близко изучить людей, с которыми придется работать.   Поэтому и выслал приглашение и Дариусу, и Вэксу встретиться на Гли-Ансельме, в одной из весьма популярных кантин под странным для его ондеронского восприятия названием «Ноль-Пять», сегодня в пять часов вечера по общему времени.  Сам он использовал частный транспорт, точнее – общественный, прибыв на Гли-Ансель рейсовым лайнером и уже сидел за уютным столиком рассчитанным на четыре персоны, овальной формы, кажется выполненном из удачной имитации декоративного мрамора. На столе одиноко покоился недопитый бокал с красным вином, поскольку с заказанной рыбой запеченной с местными овощами он уже успешно разобрался, насытив свой желудок. А вот вино оказалось кислое, сухое, из тех что сам Кето терпеть не мог, как бы знатоки не доказывали ему, что именно эти вина самые потрясающие.  Аристократы должны разбираться винах – возможно. Должны ли аристократы наплевать на свои вкусовые пристрастия ради навязанного обществом и какими то идиотами – хрена с два. Ни в его случае. Ни в моем.
   Сам прокуратор прибыл инкогнито – это было не так трудно хотя бы потому, что его без маски знало так же мало людей в Империи, как и за ее пределами. Избавившись от грима и нацепив инквизиторский амулет, скрывающий его в Силе, он смотрел на свой бокал холодными серо-голубыми глазами под обрамлением темно-каштановых ресниц. Лишившись парика, который использовал для копирования братца, он не заботился солидной прической для коротко остриженных темно-русых волос. Шрам через щеку и переносицу, что обычно был неприметен за счет новейших ухищрений, сейчас отчетливо темнел на коже.  Простая монотонная темно-синяя туника с расстегнутым воротом, удлиненный жилет из плотной черной кожи и  узкие походные брюки, заправленные в высокие офицерские сапоги. Комлинк на запястье, встроенный в мини-датапад – на левой руке. И перетяжка медицинской лентой по левой кисти – ничего серьезного, просто очередное напоминание… можно быть хоть трижды ситхом, но возраст организм не омолаживает. Как и Темная Сторона. И пренебрегать хорошим разогревом перед тренировкой – уже не самая лучшая идея. Ему конечно боль была уже как мать родная, помощница и дополнительная эмоция для собственной мощи, но травма могла быть серьезней – а для Прокуратора даже в эти спокойные времена лишний раз светиться валяющимся в бакте не самая хорошая слава. Не говоря о том, что из за такой мелочи как растяжение связок, какой нибудь особо прыткий дурачок способен опрометчиво решить, что место прокуратора Империи достоин больше.  Разумеется, это будет последнее гениальное решение в его жизни, но все так всегда есть множество «но». В конце концов, Вейдер когда то тоже считался непобедимым, однако один единственный случай некстати способен сильно изменить расстановку сил.  Хотя Озай с трудом представлял себе собственный проигрыш кому либо – но так же хорошо знал и регулярно слышал это напоминание от Адрии, что самоуверенность сгубила больше ситхов, чем самые лучшие мастера-джедаи. Да и брат вряд ли будет очень в восторге от таких событий – Ритхилт терпеть не мог терять людей просто так, без действительной нужды…если дело не касалось его эмоций. Разумеется.  Под свои грехи и вспышки он всегда находил для себя неопровержимую мотивацию. Под свои. Не под чужие. Чужие грехи и неумение держать свои эмоции в узде – это глупость и слабость. Его же – необходимое действие, вызванное сложившимися обстоятельствами. Иными словами в том, что брат был редкостной самовлюбленной занудой, Озай собственно с Дромунд-Кааса не сомневался.
- Принесите мне лучше бокал лума, - небрежно обронил он миловидной наутоланке, в форме официантки. И кивнул на бокал, обозначая что его можно убрать. Девушка несколько вульгарно наклонилась к столу, демонстрируя внушительное декольте, улыбаясь  - но Озай едва удержался, чтобы не скривиться. Он терпел ксеносов. Терпел, потому что брат с милой улыбочкой пропагандировал в новой Империи толерантность к ним. Но ничего со своей фобией не мог поделал, разве что не выпячивал ее и держал в узде. Девушка удалялись, а он нервно провел ладонью по остриженным волосам, испытывая зарождающее желание дать кому-нибудь в морду. Вот только это было крайне ненужное желание в условиях грядущей встречи.
- А! – заметив вошедших, он приподнял руку, точно небрежно салютуя и приглашая их к своему столику. – Приветствую. Добрались без проблем надеюсь? – формальность. Но разговоры в светском стиле тоже не его конек.

+4

3

Можно себе представить еще более отвратительный общественный транспорт чем пассажирские перевозки по Неймодианскому пути? Пассажирские корабли тут просто переполнены различного рода ксеносами. Когда передвигаешься по кораблю, то надо быть аккуратным, а то можно вляпаться в продукты жизнедеятельности разумных животных, полу-рыб или слизней. Но больше всего Вэксу запомнился совершенно другой случай - один из детей пассажиров. Это был один из расы Утаи. Мелкий, толстый с лошадиной рожей пацан лет десяти. Неизвестно чем так заинтересовал его именно Вэкс, но тот старательно его доставал. Тот ненароком кинет в него какой-то бумажкой, то случайно пихнет в коридоре плечом, то просто будет доставать визгливыми криками и противоборством с родителями. Вэкс отвечал ребенку только суровыми взглядами, которые тот воспринимал совершенно не серьезно и только веселился от них. Именно веселился, так как беззаботная аура ощущалась вокруг него в такие моменты. Слишком яркие эмоции.
Вэйгон старался все терпеть, несмотря на то, что лететь всего пару дней. Надо было только это пережить. К родителям же инквизитор не обращался из принципа: Его проблемы - это его проблемы. Он их решает сам. Даже если они связанны с мелкими пидарасами.
Последняя капля в терпении Вэкса упала тогда, как мелкий упырь бесцеремонно взобрался на колени инквизитора во время обеда, когда тот спокойно поглощал свой суп, и начал играться с амулетом с чешуйкой таозина, который всегда при инквизиторе. Именно в этот момент Вэкс пылал такой яростью, что если взять все его эмоции и поместить в тесное замкнутое пространство, то возможен термоядерный взрыв. Естественно инквизитор не выдал никакой эмоции ни на лице, ни в движении, разве что во взгляде - глаза его, устремленные куда-то в лоб этого уродливого существа, почти что пылали ярко-желтым светом.
Не мешая существу играться с амулетом, Вэкс на плавном выдохе использовал бурлящую в нем ярость чтоб войти в мир Силы, чтоб почувствовать как растет его могущество, питаясь той невероятной яростью как из аккумулятора. Вэкс настолько начал чувствовать энергию ребенка, что даже увидел визуально как поля зеленоватой, светлой энергии жизни, текли из клетки в клетку этого ничтожного организма и даже слегка выходили за пределы организма, давая понять чувства и эмоции ребенка. Они были яркие и совершенно понятные, он даже не старался их скрывать. Вэкс чувствовал в нем озорство, но при этом еще и настороженность, что можно было связать с оттенком желания достать кого-то конкретного. Не трудно было догадаться кого. Копнув чуть больше, сконцентрировавшись на потоке мыслей ребенка, инквизитор смог с некоторым трудом выловить парочку конкретно направленных мыслей на него и полное желание раздразнить этого здоровяка. Без понимания последствий, без мыслей о будущем. Просто скука.
- Ну, сученыш, ты допрыгался.- сформировав собственную мысль в поток энергии Вэкс отослал его прямо в поток мыслей ребенка.
В этот момент детеныш-ксенос на секунду остановился, словно ощутив чужую мысль в своей голове и поняв ее, но не придал ей ровно никакого значения.
Вэкс поймал волну разума ребенка, нашел поток его чувств и ощущений и слегка надавив на них, изменил несколько потоков, всего на мгновение, но это привело к тому, что ребенок-утаи услышал поддельный звук голоса своей матери, который звал его из коридора. Конечно он слышал его только в своей голове.
Ксенос стремительно слез с колен Вэкса и неуклюже побежал в коридор. Инквизитор не переставал его чувствовать, концентрировался на его жизненной энергии и не терял из своей зоны контроля.
Как только ребенок выбежал, Вэйгон обвел взглядом всю столовую, убеждаясь что родители ребенка ничего не заметили, ровно как и все остальные пассажиры не обратили внимания на убегающего в коридор ребенка. Инквизитор плавно встал со своего места и плавной походкой, похожей на походку охотящегося хищника, подкрадывающегося к добыче, он пошел следом за ребенком в коридор.
Выйдя в уже изрядно изношенный долгой эксплуатацией коридор пассажирского судна, больше похожий на какую-то старую котельную времен Руссанской реформы, Вэкс точно знал куда идти и, пройдя пару поворотов и с десяток метров настиг растерянного ребенка, который стоял в тупике перед закрытой дверью в техническое помещение. Конечно теперь эмоции ребенка выдавали тревогу и страх, который нарастал все больше, а когда за его спиной выросла огромная тень в черном балахоне и горящими желтыми глазами - так и вообще перерос в панику. Только совсем не долгую панику. Панику, которая успела проявится только на эмоциях, но не криком и не хаотичными необдуманными действиями.
Инквизитор был куда шустрее ребенка и он знал что делал. У него в голове был коротенький план. Сделав легкий пасс рукой, Вэкс блокировал потоки энергии чувств и восприятия ребенка, словно это были тоненькие ручейки стекающей по стекле влаги, которые легко стереть рукой.
Подрастающий Утаи тяжело повесил голову на грудь и встал как вкопанный более ничего не чувствуя и не ощущая. Он находился в легком кататоническом ступоре, можно сказать в состоянии глубокого сна, или бревна, если говорить о половых отношениях.
Вэкс точно знал куда вести это существо, в место где нет камер наблюдения, где никто не узнает что тут произошло.
Легким, но очень цепким движением руки, инквизитор взял за шиворот засаленную рубашку ребенка и легко поднял его с пола, словно тот и не весил ничего. И действительно, те пятнадцать-двадцать килограмм для Вэкса не весили, считай, ничего.
Теперь он уже стоял перед закрытой дверью в техническое помещение корабля с ребенком в руке.
- Надо же. Какая ответственность. Мы должны заботится о подрастающем поколении.- с выдающимся сарказмом подумал про себя Вэкс.
Сделав еще один пасс свободной рукой и направив на замки двери небольшой импульс энергии инквизитор заставил ее открыться, впуская его внутрь помещения. Зайдя туда, он закрыл за собой дверь, чтоб никто ничего не заподозрил проходя мимо. Особенно кто-то из членов команды.
Техническое помещение оказалось не чем иным, как раздевалкой и душевой для членов команды. Поскольку сейчас все кто на вахте - были на рабочих местах, а кто отдыхал - спали, то в данный момент там никого кроме Вэкса и ребенка не было.
- И что же мне с тобой делать, мелкий ублюдок...- задумчиво и тихо проговорил инквизитор поднеся ксеноса поближе к лицо и с любопытством в глазах, и отвращением на лице, рассматривал это уродливое существо.
Были мыслишки порубить его на куски и рассовать по ящикам команды, но пока он не совершил ничего настолько плохого, да и расследовать это дело будут весьма серьезно, так как убийство ребенка с отягчающими - очень серьезное дело. Да и расчлененка. С другой стороны любой эксперт скажет что тело было разрезано с хирургической точностью именно световым мечом, так как срезы будут сильно обожжены. Это сразу приведет дело в инквизиторий, а там его можно будет немного и замять под шумок. Но лучше такого не делать. Особенно сейчас, так как новое назначение может омрачится.
Не долго думая Вэкс повернулся к одному из шкафчиков, сделал легкий пасс рукой, чтоб его открыть и затолкал туда безвольное тело ребенка.
- Ну как, удобно?- осведомился у него инквизитор и такой же как и предыдущий пасс рукой закрыл дверцу, заперев ксеноса внутри.
- Живи, долбоеб.- брезгливо кинул через плечо инквизитор и довольно быстро вернулся в столовую, доедать свой, уже подостывший, суп.
Не прошло и десяти минут, как к нему обратили два Утаианца в которых Вэкс признал родителей этого самого ребенка.
- Извините, вы не видели тут нашего сына? Мы видели он был где-то рядом с вами.- скромно обратился на общегалактическом Утаианец мужского рода. Судя по их эмоциям они оба очень нервничали, причем скачкообразно. Их нервы Вэкс почувствовал еще до того как они к нему подошли, а когда заговорили, то они немного подуспокоились.
Инквизитор окинул их суровым взглядом, от которого у мужчины-Утаианца появился проблеск тревоги и опасения перед человеком. Инквизитор утвердительно кивнул и мотнул рукой в сторону выхода из столовой.
- В коридор побежал.-
Дальнейшие события слабо касались уже Вэкса, так как он просто наблюдал за разворачивающимися событиями. Родители в панике носились по кораблю и тормошили команду на поиски их чада. Несколько раз об этом говорили по громкой связи на все судно. Это даже немного забавляло когда невнимательные родители оставляют свое чадо без присмотра, а потом удивляются куда он пропал. Статистически пропажи детей - не редкость даже в империи Бастиона. Очень много случаев и не все заканчиваются частливым концом. некоторых вообще не находят. Не смотря на то что Вэкс, по идее, должен чувствовать себя виноватым к повышению статистики, он чувствовал себя наоборот более спокойным и гармоничным со вселенной. Словно совершил какой-то хороший поступок. В конце концов он не убил этого шкета, а всего-лишь решил его немного проучить. Даже если его найдут обделавшегося на личные вещи одного из членов команды и он начнет давать показания, то они все равно не сыграют никакой роли, потому как Вэкс видел его воспоминания и отлично понимал что ребенок с полной уверенностью его не опознает. Разве что частично по светящимся глазам, которые в спокойном состоянии можно скрыть.
После нескольких часов поисков в дело вступил уже капитан корабля и вооруженная охрана, состоящая из бойцов регулярной армии Бастионовской империи. Они обшаривали каждый сантиметр корабля и в тех местах, куда мог залезть этот неуклюжий ребенок. Это не дало ровным счетом никаких результатов ровно до тех пор, пока капитан корабля не заметил на Вэксе амулет.
- Я уже видел такие амулеты однажды.- спокойно, браво, с солдатским самообладанием сказал капитан корабля смело глядя Вэксу в лицо. Ровно до тех пор, пока Вэкс сам на него не посмотрел. Именно с этого момента уверенность капитана заметно снизилась и появилось отчетливое чувство тревоги, которое подавлялось силой воли. Тем не менее капитал счел целесообразным отвести взгляд и смело смотреть куда-то в другое место, а не в глаза этому гиганту.
- Сожалею.- сухо, без единой нотки сожаления ответил инквизитор сохраняя полное эмоциональное равновесие.
- Вы ведь из инквизиторов, да? Я слышал они занимаются особыми делами.- уже потише и словно заговорщицки начал говорить капитан, явно не желая чтоб его услышали посторонние.
- Занятия инквизиторов не должны входить в ваш круг интересов.- не снижая громкости голоса, но продолжая говорить спокойно, ответил Вэкс полностью повернувшись к капитану и сблизившись с ним вплотную, вторгнувшись в его зону личностных границ, вызвав тем самым еще более сильную волну тревоги.
- Да - да, я понимаю. Постойте. Я хотел вас попросить о помощи.- останавливающе поднял вверх руки капитан, сделав шаг назад от Вэкса и восстанавливая дистанцию.
- И что же вы хотели?-
- Вы слышали что потерялся ребенок? Мне не хотелось бы задерживать посадку рейса и очернять экипаж, ровно как и этот корабль подобными неприятностями. Если об этом узнают в адмиралтейства, то не сносить мне головы.- довольно логично и тревожно рассказал капитан. На это Вэкс только вызывающе хмыкнул.
- От меня-то что надо?-
- Не могли бы вы помочь с поисками?- с надеждой в голосе спросил капитан.
Вэкс пару секунд просто смотрел на капитана, но потом соблаговолил ответить:
- А мне-то что с этого?-
Капитан сделал удивленный вид и лицо, словно выдающую в его голове главную мысль: "Нихуя себе".
- Ну как... ну...- начал теряться капитан пытаясь придумать что получше бы ответить.
- Вы просите меня помочь вам заделать ваш проеб и спасти вашу репутацию. Неужели вы думаете что это не возымеет последствий?- спокойно направил мысли капитана в нужное себе русло Вэкс.
Конечно давление обстоятельств и спешка производимых действий ускоряли мыслительный процесс капитана и ответа долго ждать не пришлось.
- Сколько же последствий это возымеет?- слегка раздраженно и даже обреченно спросил капитан.
- Пожалуй десяти тонн хватит.- не сколько не мешкая ответил Вэкс с полной уверенностью в каждой цифре.
Было заметно как обескуражила капитана эта цифра. Он думал: "Великая Сила, да этож дохрена баблаааа..."
- Договорились. Только как найдете ребенка - свяжитесь со мной.- почти сквозь зубы проговорил капитан понимая насколько его сейчас опустили. Да это зарплата за несколько рейсов. За пол года дальних перелетов.
- Веселее капитан. Одно теряешь - другое находишь.- сухо сказал инквизитор и хлопнул офицера по плечу. Это должен был быть приободряющий жест, однако сложив факты высокого роста, могучего телосложения, владения сверхъестественными способностями и световым мечом - выходило что это была больше угроза.
Ради приличия Вэкс походил по отсекам корабля с задумчивым видом, "посветился" перед несколькими камерами, затем сделал вид, словно что-то почувствовал и пошел в сторону того самого технического помещения. Зайдя в него и открыв шкафчик он снова увидел этого отвратительно спиногрыза, который все еще не очнулся. Легко вытащив его из шкафчика и уложив на пол Вэкс настроился на его тело, снова почувствовал его энергию и потоки мыслей в его голове, определил яркие эмоциональные воспоминания о себе самом и старательно их ликвидировал, чтоб ребенок ненароком не взболтнул ничего лишнего. А то мало ли. Легче всего проникать в разум слабого существа, находящегося не в сознании. Это словно украсть у слепо-глухонемого из открытой настежь квартиры обувь.
Осталось только связаться с капитаном, что Вэкс и сделал простыми манипуляциями с комлинком. Довольно скоро в помещение ввалилась толпа солдатни с капитаном вместе. Естественно тут же появился бортовой медицинский дроид, который сразу же начал анализировать состояние пациента.
- Пациент без сознания. Общее состояние удовлетворительное. Необходимо отнести его в медицинский отсек для наблюдений.- заключил дроид, ребенка положили на носилки и понесли туда, куда нужно.
Постепенно из помещения народ начал расходится.
- С тобой поговорим позже!- раздраженно и властно, назидательно погрозив пальцем владельцу шкафчика сказал капитан и его взяли под арест солдаты, потащив в соответствующее место.
- Вот то, о чем мы договаривались.- протянув Вэксу небольшой мешочек в котором по ощущениям лежало всего несколько граммов чего-то. Раскрыв мешочек и обнаружив там монету, очень похожую на золотую, но намного более яркую и красивую, сделанную вовсе не из золота.
- Откуда у тебя ауродий?- заинтересованно спросил инквизитор взяв тонкую монетку в руку и разглядывая ее.
- Занятия капитанов не должны входить в ваш круг интересов.- дерзко ответил офицер, пытаясь парировать вопрос инквизитора его же методом и, вероятно, надеясь избежать последствий своих слов.
Такой ответ вызвал резкую и стремительную вспышку гнева инквизитора. Внутри него словно вулкан взорвался. Глаза снова загорелись ярко-желтым светом, а сам взгляд приобрел невероятную свирепость.
Не прошло и секунды как Вэкс почувствовал потоки жизненной энергии текущие в легких капитана от клетки к клетке. Стремительное вторжение энергии Вэкса в эти потоки и стискивание их, сжимая легкие офицера, привели к внезапному прекращению дыхания капитана. Офицер вытаращил глаза, лицо его стало красным и слегка надулось, он открыл рот, пытаясь вдохнуть выдавленный воздух или хоть позвать кого на помощь, но кроме едва слышимых хрипов не смог ничего из себя выдавить. Постепенно он опустился на колени схватившись за горло.
- Смотрите не задохнитесь от вашей спеси, капитан.- почти равнодушно, с нотками злости, посоветовал Вэкс резко прекращая воздействие и позволяя офицеру сделать спасительный и глубокий глоток воздуха.
- Ваши занятия мы обсудим с вами позже. Вы будете мне должны, капитан. Приведите себя в порядок и займитесь своими обязанностями.- повелительно и властно сказал Вэкс сверля офицера тяжелым и свирепым взглядом, попутно спрятав Ауродиевую монетку обратно в мешочек, а его в карман брюк.
Оставшаяся часть полета прошла без происшествий и Вэкс не пожалел что летел отдельно от Дариуса, поскольку они летели несколько из разных мест. Оперативная работа проходит не всегда на одном месте.
Корабль вышел из гиперпространства в точке назначения. Гли-Ансельм. Полная жизни, флоры и фауны планета.
Корабль мягко полетел, и вошел в атмосферу планеты, готовый мягко приземлится. Естественно до достаточно крупной площадки лететь пришлось некоторое время в атмосфере, что давало возможность пассажирам насладится видами на планету с постоянным умеренным климатом. Можно сказать что это был больше курорт, нежели стратегически важная планета. Если абстрагироваться от нахождения планеты посреди Неймодианского пути, то по сути ничего больше ценного в ней не было. Она только лишь перекрывала движение по довольно оживленному торговому пути и осложняла логистику флота бывшего владельца, как и наземных сил.
Корабль приземлился на довольно просторной посадочной площадке, которую охраняли солдаты из местного гарнизона планеты. Так себе парни. Знаменитый штурмовой корпус Вэксу нравился куда больше. На этот раз инквизитор спрятал приметный амулет за шиворот, чтоб ненароком кто еще его не узнал. На фоне общей толпы, выходящей из корабля по трапу Вэкс сильно выделялся. Конечно в первую очередь своим ростом для своей расы и телосложением. На могучие плечи он накинул темно-серый балахон, который немного волочился по земле вслед за его шагами. Под балахоном же были довольно простые брюки и китель с коротким воротником. Вместо высоких офицерских сапог он надел более скромные средние кирзовые сапоги на шнуровке, спрятав основную их часть под брюками.
Воспользовавшись службой частных наземных перевозок инквизитор за пару кредитов долетел до соседнего острова, где с минуты на минуту должен был приземлится Дариус и где он его подберет и на той же машине они поедут в условленное место встречи, которое знает только Дариус.
Это оказался экзотический бар ксеносов. Такие места и привлекали и отталкивали Вэкса одинаково. Не то чтоб он был расистом. Он был Антропоцентристом, и смотрел на всех ксеносов с высоты своей расы. Почти нацист.
Приветствую. Добрались без проблем надеюсь? – приглашая к своему столику обратился к ним гражданин с серо-голубыми глазами и шрамом через все лицо. Одет был не броско и можно было принять его за контрабандиста, в то время как Вэкса можно было принять за перекаченного аристократа на ходулях.
- Ровным счетом никаких проблем.- стараясь сделать свой голос дружелюбным и сохраняя баланс эмоций ответил Вэкс присаживаясь за столик из мрамора.

+4

4

Огневержец двигался в гиперпространстве, следуя к указанной в системе навигации точке маршрута. Дариус сидел в кресле пилоте, закинув ноги на приборную панель и пытаясь расслабиться. В правой руке был зажат бокал, наполненный любимым блоссомским вином, а рядом с ним на полу стояла откупоренная бутылка. Переведя взгляд на экран навигации, глава СК увидел, что до Гли-Ансельма оставалось всего ничего, и скоро корабль выйдет из гиперпространства.
Предложение о встрече поступило от прокуратора, когда Дариус уже закончил свое задание. Согласие главы СК было всего лишь формальностью: в Империи не принято отвечать отказом на предложение того, кто выше тебя по статусу.
- Я все расскажу, пожалуйста прекратите!!! – голос стал тише, видимо, сил у пленника становилось все меньше.
Дариус оглянулся, и хотя раздражение накапливалось уже давно, инквизитор не позволил этому чувству выплеснуться наружу. Он слишком давно привык держать себя в узде: следует сказать спасибо урокам Тремейна. В силовой клетке в стазис-поле висел худощавый мужчина в темном плаще с откинутым капюшоном. Его слипшиеся от пота волосы блестели в свете лампы над силовой камерой. Изможденное лицо было направлено на Дариуса, но лишь потому, что так было отрегулировано стазис-поле. Пленник не смог бы пошевелить и пальцем.
Пригубив немного вина, Дариус нехотя встал с кресла пилота. Периодически побалтывая в руке бокал, он подошел к стазис-камере, осторожно обходя фрагменты тел на полу. Крови не было: световой меч убивает, не оставляя кровавых следов. Безумцы решили взять корабль штурмом, чтобы вызволить своего босса. Каким образом пророк Темной Стороны в клетке связан с этой бандой, еще предстоит выяснить.
- Конечно, ты все расскажешь, - безмятежно ответил Дариус, подкрепляя свои слова легкой улыбкой. Не нужно было кричать, выставлять себя чудовищем. По собственному опыту, глава СК знал, что доброжелательность в такой ситуации пугает больше всего. – Там, где тебя будут допрашивать, существует больше пыточных устройств и техник, чем ты можешь себе представить. Нет никакого шанса, что ты сможешь что-что скрыть от нас. К тому моменту, когда допрос будет закончен, твой разум будет как у новорожденного ребенка, и не будет даже необходимости убивать тебя, разве что только из сострадания.
Следующую фразу Дариус не произносил, она прозвучала сразу в голове пленника.
У моих подчиненных, как и у меня, нет сострадания. Ничего личного, ты просто пешка, разменная монета, теперь пришедшая в негодность.
Корабль слегка тряхнуло, и Дариус пошатнулся. В иллюминаторе полосы звезд сложились в точки: Огневержец наконец вышел из гиперпространства.
Пленник снова заверещал, и терпение главы СК, наконец, лопнуло. Он подошел к противоположной от камеры стене, Силой дернул невидимый тумблер, скрытый под  холодным металлом. Что-то щелкнуло. Скрытая ранее панель с кнопками появилась на стене. Его личная пыточная. Но сейчас Дариус воспользуется ей для других целей. Он быстро нажал красную кнопку, и пленник вскрикнул, когда его ударило током. Сила удара была тщательно выверена, чтобы вырубить, но не убить. Через мгновение, тело пленника уже обмякло, продолжая висеть в воздухе.
Снова щелкнув невидимый тумблер с помощью Силы, инквизитор скрыл панель на стене.
- Ну вот. Таким ты нравишься мне гораздо больше.
Осталось разобраться с еще одной проблемой. Мусор на полу, состоящий из фрагментов тел, нужно было “вынести”. Придется пожертвовать ради этого спасательной капсулой. Взмах руки, и тела взмыли в воздух, послушно складываясь внутри. Через еще несколько мгновений, капсула отсоединилась от Огневержца и полетела в направлении от Гли-Ансельма. Удовлетворенный, Дариус вернулся в кресло пилота и переключил управление на ручное. Корабль слегка тряхнуло, когда он окунулся в атмосферу планеты.
Гли-Ансельм. Рай для имперских туристов. Водянистая планета, по большей части состоявшая из морей, озёр и болот. Суши было не так много, но именно эти островки и стали центром курортного отдыха.
Дариус беспрепятственно вел корабль на снижение, скрыв корабль с помощью помех и маскировки. Система планетарной безопасности на Гли-Ансельм не была развита, да она и не было здесь нужна: за исключением своей природы, планета не располагала чем-то ценным. Корабль снижался незамеченным никем.
Через некоторое время Огневержец был припаркован на частной стоянке, хозяин которой каждый раз за щедрую плату гарантировал инкогнито Главы СК, когда тот бывал здесь. Стоянка располагалась неподалеку от места, где инквизитор условился встретиться с Вейгоном. Убедившись, что корабль под надежной защитой, Дариус двинулся к выходу с площадки, где его уже ожидал его зам.
Как обычно, Глава СК был одет в темную тунику, скрывающую таозиновый амулет, с капюшоном и плащом, под которым был спрятан световой меч.
Они сели в частный арендованный аэрокар, и Дариус показал Вейгону, куда вести.
Какое-то время они молчали. Вскоре Глава СК нарушил молчание.
- У тебя много недоброжелателей в Следственном Комитете. Тебя опасаются, и считают, что помимо физической силы, ты ничем не выделяешься среди прочих. Многие не понимают, почему ты получил эту должность, они считают себя достойнее.
Дариус отвернулся к окну, чтобы полюбоваться местными пейзажами, а затем продолжил.
- Я просто разглядел в тебе то, что не видят другие.
Он не счел нужным объяснить, что именно, поэтому снова замолчал. Их транспорт тем временем прибыл к месту назначения.
Внутри оказалось не слишком шумно, повсюду сновали официанты-наутолане. Глава СК не отличался радикальными расистскими взглядами, но относился к ксеносам пренебрежительно, считая расу людей выше по статусу многих остальных. Дариус прошелся взглядом по бару, ища глазами графа, и вскоре нашел его. Приглашая Вейгона идти за ним, инквизитор проследовал к столику, приветствуя прокуратора кивком головы.
- Благодарю за приглашение, граф, – Дариус занял место рядом с прокуратором, рассматривая местный интерьер. – Я весьма удивлен, признаюсь. Такие посиделки не в традиции Империи. Но мне интересно узнать, что вы за человек. В той степени, в который вы сами решите рассказать. Очень интересное место вы выбрали.
Дариус изогнул губы в улыбке, подзывая официанта.
- Принесите мне винную карту, пожалуйста.

Отредактировано Darius Morth (04.02.18 18:19)

+2

5

На фоне сцены оркестр завел какую то веселую мелодию и  две твилечки выпорхнули, полные своей природной грации, облаченные в какие то полоски полупрозрачной ткани. Он не столько смотрел, сколько привык выхватывать все происходящее вокруг даже на отдыхе – бывает необыкновенно полезно. Даже если сидеть и просто пить, никого не трогая и не отвлекая – в какой то момент неприменно найдется парочка идиотов набравшихся выпивки. В то состояние, когда мозг отключается, а кулаки чешутся. Не просто чешутся – зудят невыносимо – и чаще всего именно одиноко сидящий самый тихий клиент находится такими индивидуумами самым лучшим объектом для задирания. Причина не важно вообще – она выдумывается на ходу и чаще всего связана с прописной истиной, которая добрых господ вообще бы не должна касаться. И хотя с ним всегда бы должна быть Сила, в ходе некоторых операций когда приходилось полностью блокировать свое использование Силы ради сокрытия, Озай привык полагаться прежде всего и на свои физические и умственные возможности. Но иногда жизнь макала носом в момент зазнавания – и пальцы ситха сомкнулись вокруг собственной переносицы, слегка покачав хрящик носа из стороны в сторону.  Вот так самонадеянно задерешь – и прыткая леди от души вмажет прямо в выступающую часть лица собственным лбом без малейшего сострадания к тому, что может оставить с сломанным обонятельным аппаратом. И ведь оставила бы, не сработай за тысячную секунды все же физические рефлексы и не начни он отклоняться назад – это снизило силу удара, однако переносица все еще ныла изредка – напоминая о тренировке. Что же – такова жизнь темного. Каждую секунду в ней тебя кто то чему учит – и надлежит только старательно учиться и делать выводы. Или не делать. Но второй вариант как правило не обещал «жить долго и счастливо».
Он кивнул обоим подошедшим. По отдельности. Сначала Дариусу – как старшему. Потом Вэйгону – как тому кто несколько ниже первого званием и положением. Официантку подала Дариусу винную карту, а перед Озаем поставила бокал с лумом. Янтарная жидкость более густой консистенции чем вино отражала блики бра по стенам, в точках соприкосновения становясь практически прозрачным, оттенка чистого золота.  Судя по обращению и взглядам, Морт не особо удосужился пояснить спутнику, кто перед ним.  Либо же громила вовсе не имел никакого почтения к иерархии. Озай решил не гневаться раньше времени и без лишних обиняков протянул Вэксу руку через стол для пожатия, негромко – так чтобы слышал их столик, но не все вокруг – сказал:
- Озай Кето, - просто и обыденно.  Без помпезности. Без пафоса. Обычная должность. Он бы мог добавить специй сообщив, что является лордом ситхов – но это было ни к чему. Если Дариус не рассказал помощнику подробностей, возможно тому еще не время для них. Он мог бы добавить про прежнее звание пониже – старшего пророка, но тоже предпочел оставить это вне разговора. Всему свое время. Они здесь собрались неформально, вне офисных правил и нудных прелюдий прописанных в многотомниках правил этикета и субординации. В такой момент он не воспринимал фамильярностью даже обращение Дариуса к себе по ондеронскому титулу.  Серые глаза долго и неторопливо изучали Вэйгона, точно видели его впервые – но это было не так разумеется. Просто наблюдать за инквизиторами вне их привычной манеры подачи себя было по своему занятно. Они совсем недавно снова вышли « на свет», покинув Пракитт и выйдя на дистанцию от холодной и могучей воли Тремейна.  Кето хорошо помнил те переговоры, на которых сидел глядя прямо на Верховного Инквизитора – он слышал про него легенды еще подростком в стенах Дромунд-Кааса.  Лучший мечник Империи больше походил на аккуратного, ухоженного аристократа с идеальным вкусом, чем на грозу врагов Империи – а седина на висках придавала ему образ благородного дядюшки. И только жесткие как кусочки льда темные глаза, в глубине которых змеились золотистые всполохи, смотрели так будто видели насквозь. Наверно Озай даже жалел, что в Следственный Комитет не прибыл сам Антиннис – его опыт был бы незаменим…. - Лучше зовите меня просто Сэйган. Не стоит тут сверкать титулами и именами. -
Но Антиннис рекомендовал Дариуса. Сам лично подобрал команду – лучших для этой работы, как сказал инквизитор. Проверить это еще предстояло, а пока нужно было наладить взаимоотношения.
- Империя меняется, - теперь взгляд перескочил на Дариуса. Кето меланхолично взялся за бокал, поднес его к губам… отпил глоток. Второй. И поставив бокал обратно, продолжил, будто и не прерывался. – Как и мир вокруг нас.  Мы уже не можем позволить себе кусать друг друга и демонстрировать себя обособленно, не сейчас. Четыре года не прошли бесследно, - он усмехнулся небрежно одними уголками губ. Так что не понятно – усмехнулся или просто хмыкнул. Голос прокуратора звучал тихо и меланхолично, лишенный пока каких либо чувств. И в этом он сейчас слишком походил на брата. Даже если сам того не замечал. Или напротив – делал так нарочно. – Мы провели много удачных акций, усилили свою мощь. Но подписание мирного договора свяжет нас по рукам и ногам, и в этих условиях я не вижу толку в обособлении. Новый Орден разрастается и крепнет при поддержке Сената, а мы раздроблены. – Не трудно было догадаться по гримасе – на секунду исказившей лицо прокуратора – что говорил он не о Империи. О адептах Тьмы. Не самозванцах и не павших в нее. О тех, кто действительно представлял силу противодействия джедаям и Свету. – Я хочу исправить это хотя бы в рамках Бастиона. - и внезапно замолчал, снова увлекшись напитком из своего бокала.

+2

6

Заняв свое место, Дариус еле заметно нахмурился, перевел взгляд на подчиненного, но промолчал. В зрачках на мгновение промелькнули прожилки цвета расплавленного золота, но так же быстро исчезли. Глава СК был удивлен, ведь Вэкс прошел те же тренировки, что и он. Те же, если не считать, что неформальным наставником Дариуса был сам Антиннис. Казалось бы, Инквизиторий должен был привить рослому инквизитору рядом с ним умение знать свое место в иерархии. Но судя по всему это было не так. И Вэйгону еще предстояло понять суть субординации, иначе он не сможет выжить в Империи. А такой ценный кадр Морт терять не хотел. Возможно, Дариус поговорит с ним позже, после ужина. А может быть и нет, ведь только собственные ошибки гарантированно становятся ценным уроком, если только одна из них не была роковой.
Мысли Главы СК прервал подошедший официант с бокалом вина на подносе. Кивнув наутоланину, Дариус подхватил бокал, уже ощущая тонкий и изысканный аромат, исходящий от светло-рубинового напитка.
- Простите Сейган, если мои манеры кажутся вам неучтивыми. Я больше человек действия и не привык к светским беседам. К сожалению, тренировки на Пракитте не включали обучение этикету. Я думаю, Вы уже знакомы с моим заместителем, Вэксом Вэйгоном, - Это было скорее утверждение. Он понимал, что все те, кто прибыл в Империю Бастиона из Инквизитория, прошли серьезные проверки. И Прокуратор, конечно, изучил все эти дела, то есть, по сути, заочно он должен был знать каждого инквизитора.
Краем глаза Морт заметил двух появившихся на сцене синекожих твилечек, после небольших приготовлений начавших грациозный парный танец. В другое время Дариус насладился бы ими сполна, но не сейчас.
Он вновь перевел взгляд на Озая Кето - рослого со шрамом через все лицо человека с властным взглядом серо-синих глаз. Первым делом после вступления в новую должность, Дариус изучил всю доступную информацию о Триумвирате и Прокураторе. Ему просто было интересно, что же за люди стоят во главе Империи сейчас. Но даже для Главы СК все, что удалось узнать, это сухие цифры и некоторые данные о биографии. Вся открытая информация могла оказаться сфабрикованной, невозможно было догадаться, где правда, а где ложь. Одно было ясно точно - человек перед ним важен и необходим для Империи. Возможно, настолько же важен, как в свое время были важны Палпатин или Вейдер.
Дариус внимательно слушал Озая, подмечая про себя мелкие детали, изучая мимику, интонацию. На мгновение показалось, что на лице Прокуратора промелькнула тень горечи, но это было насколько мимолетно, что Глава СК не поверил в то, что увидел.
- Я хочу исправить это хотя бы в рамках Бастиона.
Дариус переглянулся с Вэйгоном, взяв паузу, чтобы обдумать слова Прокуратора и одновременно изучая реакцию Вэкса на слова Озая, а затем вновь перевел взгляд на последнего. Пригубив вино, он отставил бокал от себя.
- Находясь в Инквизиторие, я не понимал, к какой цели я иду, для чего все эти тренировки, в чем мое предназначение. Все казалось бессмысленным. - Дариус тяжело вздохнул. Он не привык говорить откровенно и поэтому каждое слова давалось нелегко. - Но когда Антиннис заключил договор с Империей Бастиона, я первый вызвался присоединиться к вам, потому что верю, что великое прошлое можно возродить совместными усилиями.
Глаза Главы СК затуманились, взгляд его был обращен в никуда. Он словно заново переживал моменты и из своего прошлого.
- Когда я был еще мальчишкой, только постигая пути Силы, я считал, что мир жесток ко мне. В раннем возрасте я лишился всего: родительской любви, дома. Попал в незнакомое место, в котором даже просто выжить уже казалось подвигом. Но сейчас я смотрю на все иначе. Это был шанс, благодаря которому я теперь тот, кто я есть. А Инквизиторий...он всегда славился строгой дисциплиной. И этот бесценный опыт можно применить и в Империи. Только таким образом можно создать реальную грозную силу, способную противостоять джедаям, а не кучку адептов темной стороны, грызущих друг другу глотки.
Дариус вновь пригубил вино, наслаждаясь легким терпким вкусом. Напиток уже наполнил тело Главы СК мягким теплом, но мысли по-прежнему были ясны.
- То, что вы сказали, Сэйган, очень воодушевляет. Раздробленность темных адептов всегда была нашей главной слабостью. Как жаль, что одного Инквизитория, несмотря на все заслуги Антинниса, кои я не смею принижать, недостаточно, чтобы противостоять Ордену.
Озай оказался интересным собеседником. Вдвойне интересным, потому что говорил то, что было близко Дариусу. Настанет время, когда Морт сможет принимать более активное участие в жизни Империи, в восстановлении ее былого величия. Однако Темные всегда относились к друг другу с недоверием, опасаясь предательства, не без оснований, конечно. Доверие еще предстоит заслужить. А пока что...до поры до времени Дариус готов быть тем, кто будет действовать из тени. В конце концов это именно то, что он лучше всего умеет.

Отредактировано Darius Morth (07.02.18 01:43)

+2

7

- Озай Кето, - сказал контрабандист протягивая через стол руку Вэксу. Не так уж долго думая, всего секунды три, ответным жестом пожал протянутую руку. Пожал крепко, так чтоб суставы захрустели. Естественно это было не специальным жестом - просто крепкое рукопожатие. А вот трехсекундная пауза была жестом специальным. Все три секунды Вэкс смотрел на протянутую руку. Небольшая политическая подковырка с большими и разносторонними намеками. Озай мог воспринимать это совершенно как угодно и можно было думать что бы это значило со всех возможных сторон. Но по сути Вэкс хотел показать свое отношение к соглашению между Инквизиторием и империей Бастиона. Он не совсем его признавал, так как во времена разобщенности он находил и убивал множество адептов темной стороны, которые решили организовать собственные государства и организации. Он и не думал что позже он будет работать на одних из них. Тут была определенная натяжка.
Вэкс посмотрел на Дариуса и заметил как в его недовольном выражении лица мелькнули огоньки, характерные для адептов темной стороны. На этом моменте Вэйгон должен был занервничать, но наоборот - он только больше успокоился, как бывало с ним перед хорошей битвой. С начало он предельно успокаивался, а затем взрывался изнутри невероятным потоком ярости.
Морт был постарше и также обучался всему раньше Вэкса, но также он мог помнить что таких же парней постарше Вэкс отправил целой группой в госпиталь на месяц, когда те захотели его проучить. Конечно Вэкс знал свое место в иерархии, но это не значило что он будет плясать на цырлах перед вышестоящими личностями. В первую очередь вышестоящие личности должны вызывать уважение у подчиненного, а не просто играться своим титулом как резиновым елдаком, махая им перед лицом каждого встречного. Уважение у подчиненных еще никогда никому не вредило.
- Лучше зовите меня просто Сэйган. Не стоит тут сверкать титулами и именами. -
Вэкс просто в ответ едва-едва кивнул продолжая смотреть своим невероятно тяжелым взглядом на Озая. Не потому что он специально делал взгляд таким, а просто потому что он у него сам по себе такой. Испепеляющий, как пламя самой горячей звезды. Кето тоже разглядывал Вэкса, но сам инквизитор только вперся своим взглядом в одну точку - переносицу Кето и не сводил с нее взгляда. Все остальное он уже рассмотрел.
- Простите Сейган, если мои манеры кажутся вам неучтивыми. Я больше человек действия и не привык к светским беседам. К сожалению, тренировки на Пракитте не включали обучение этикету. Я думаю, Вы уже знакомы с моим заместителем, Вэксом Вэйгоном, -
Манера ведения разговора Дариуса несколько раздражала Вэкса. Он говорил как дворцовый мальчик при каком-нибудь короле родившийся с серебряной ложкой в заднице. Вернее очень старательно пытался это показывать. Однако по сути Инквизиторы никогда не были аристократами или представителями высших слоев общества. Они занимались грязной работой. Убийствами, устрашением, угнетением. Они не сидели в кабинетах и не пили элитарные напитки в компании таких же придворных аристократов решая куда направить свои миллиарды, доставшиеся по наследству от дедушки. Не были с нежными холеными ручками никогда не видавшими тяжелой и грубой работы. Сам Вэкс в момент раздробленности инквизитория работал наемным убийцей и повидал всякого за то время, пока не возродился Палпатин.
То, что происходило не так далеко на сцене, где эффектно танцевали прекрасные девушки - не волновало Вэкса. Он знал что тут не просто так поглазеть на танцовщиц. Он мог это сделать и в свое время. Тут он на работе и надо вести себя профессионально, а не лизать вышестоящие задницы. Не его стиль.
- Империя меняется, - заявил Озай, хотя все это заметили еще давно, когда она развалилась на осколки с различными политическими целями.
Как и мир вокруг нас.  Мы уже не можем позволить себе кусать друг друга и демонстрировать себя обособленно, не сейчас. Четыре года не прошли бесследно, - какие неожиданные речи от того, который пару секунд назад хотел использовать эффект устрашения своим именем. А что надо было сделать Вэксу? тут же бросится низ и целовать Озаю ботинки? Нет, этого не будет даже если Вэйгону отрубят ноги по самые яйца. И дело тут не в личной гордости.
Мы провели много удачных акций, усилили свою мощь. Но подписание мирного договора свяжет нас по рукам и ногам, и в этих условиях я не вижу толку в обособлении. Новый Орден разрастается и крепнет при поддержке Сената, а мы раздроблены. – в ответ Вэкс мог только хмыкнуть, но не сделал этого. Он сделал это мысленно, тщательно позаботившись о том, чтоб ее никто не прочитал. Все потому, что опасения были напрасными. Мирный договор только пойдет на пользу империи, так как это развяжет нам больше рук, чем кажется изначально. Это откроет огромные возможности по скрытым действиям, которые так умеют делать темные адепты нынешнего времени. Это позволит спокойно накопить достаточно военной мощи, ресурсов и подготовить плацдармы для любых возможных операций и планов. А что касается Нового Ордена - так это не такая катастрофическая проблема. Чем больше членов у ордена, тем выше риск того, что их адепты падут во тьму и скомпрометируют весь орден в лице республики. А может и того хуже. Этим вопросом можно заняться, или предоставить самой Силе все сделать в порядке вещей.
Но все же раздробленность в рядах темных адептов весьма заметна. Причем заметна всегда. Еще с тех времен когда инквизиторы перестали называть друг-друга братьями и сестрами. А что насчет сплочения? Охота за темными пророками - это и было то самое сплочение? Нет, это была акция по уничтожению инакомыслия и концентрации власти и мощи в одном месте. Темные адепты слишком боятся потерять свою власть и это на самом деле и есть уязвимая точка. именно она провоцирует раскол и разобщенность. Вот когда темные начнут делится властью - тогда это минимизирует этот недостаток и больше сплотит ряды темных адептов. Но для такой дележки их численность должна быть минимальной, дабы власть не слишком сильно делилась, а то получится что власти не будет, когда она будет во многих руках. Это вообще вопрос сложным, но вполне решаемый. Решался он еще в древние времена, когда были господа и когда были рабы.
Я хочу исправить это хотя бы в рамках Бастиона. -
Вэкс хранил молчание, оставляя свои мысли при себе и не давая их читать, никак не выявляя своей позиции. Некоторые темы были ему близки и даже были в его интересах, но пока взрослые разговаривают - дети молчат, пока не спросят. Вэкс бросил быстрый взгляд в сторону Морта чтоб увидеть его реакцию и она была вполне ощутима и без Силы. Он заинтересовался. Ровно как и Вэкс.
- Находясь в Инквизиторие, я не понимал, к какой цели я иду, для чего все эти тренировки, в чем мое предназначение. Все казалось бессмысленным. - начал Дариус. Конечно подобные чувства были близки Вэйгону. Он также не понимал своей цели. Это была чужая цель навязанная ему за неимением альтернативы. Поэтому он нашел себе утешение в ярости и свирепости.
- Но когда Антиннис заключил договор с Империей Бастиона, я первый вызвался присоединиться к вам, потому что верю, что великое прошлое можно возродить совместными усилиями.-
Вполне возможно что сейчас Морт слегка привирал говоря о каких-то особенных мотивациях. Это все даже звучало не правдоподобно. Слишком идеально чтоб быть правдой. Вэкс ведь вызвался просто потому, что ему надоело сидеть в четырех стенах в полной изоляции и смотреть на вселенную только через призму Силы и ярости. Он скучал по былым временам.
- Когда я был еще мальчишкой, только постигая пути Силы, я считал, что мир жесток ко мне. В раннем возрасте я лишился всего: родительской любви, дома. Попал в незнакомое место, в котором даже просто выжить уже казалось подвигом. Но сейчас я смотрю на все иначе. Это был шанс, благодаря которому я теперь тот, кто я есть. А Инквизиторий...он всегда славился строгой дисциплиной. И этот бесценный опыт можно применить и в Империи. Только таким образом можно создать реальную грозную силу, способную противостоять джедаям, а не кучку адептов темной стороны, грызущих друг другу глотки.-
Строгая дисциплина хороша в стенах замка или в гарнизоне охраны, а в масштабах государства строгая дисциплина проживет очень не долго. Слишком затратная идея. Слишком много ресурсов нужно будет потратить и тратить постоянно на создание и поддержание этой дисциплины. Тем более что народ полностью лишенный свобод гораздо быстрее взбунтуется, чем народ которому дают возможность помечтать и сделать что-нибудь необычное. Людям наоборот нужна идеология. именно идеология позволит контролировать массы в таком качестве, в котором это нужно. Без существенных затрат.
- То, что вы сказали, Сэйган, очень воодушевляет. Раздробленность темных адептов всегда была нашей главной слабостью. Как жаль, что одного Инквизитория, несмотря на все заслуги Антинниса, кои я не смею принижать, недостаточно, чтобы противостоять Ордену.-
Вэкс хмыкнул бы и во второй раз, но также не стал этого делать. Каждый имеет право на свое личное мнение касательно этого вопроса.
Все сидящие за столом пили и говорили, кроме Вэкса. Он занял позицию наблюдателя и слушателя. Он лишь смотрел и подмечал. Заодно он контролировал окружающее пространство. Его приоритетной задачей было охранять этих двух человек от возможных опасностей. Не потому что он хотел всей душой их охранять, а потому что это было нужно. Несмотря на их псевдоаристократические кривляния с вином и всей этой манерной хуетой - они могли изменить что-то глобальное, совершить невероятные поступки и сделать все намного лучше. ну или все испортить и утопить в говне. Вопрос лишь в том, какой путь они выберут. Идти в гору гораздо труднее, чем спускаться в яму с дерьмом.

+2

8

Озаю нравилась реакция рослого. Этот мрачный тип, больше похожий на вышибалу в элитном Корускантском клубе для ВИП-персон, был явно не так прост – как хотел казаться. Тяжелый взгляд прямо в переносицу давил и давно бы напугал любого, приведя к состоянию неуверенности и дискомфорта. Так всегда действует слишком пристальный взор направленный на человека, но Озай Кето не был простым человеком. И он совершенно спокойно себя ощущал – даже Сила в нем не всколыхнулась ни на миг, рождаемая вспышкой гнева или раздражения. Возможно он никогда прежде не сотрудничал плотно с Инквизиторами и их манера общения меж собой, их взгляды на жизнь были ему чужды и местами малопонятны, потому что принцип существования у Пророков был все же иным. Но там хорошо учили стоять на ногах в любой шторм. Иначе растопчут – свои же. Те пророки, что примкнули к Империи, сделали это по праву сильного – но и потому что идти им было больше некуда. И это не нравилось Кето, он хотел иного впереди. Вся эта бюрократия, которую развели прежде в осколке Дисра с его «Императором», эта коррупция  - они раздражали от природы нетерпеливого, динамичного ондеронца. Но он был неглуп и хорошо понимал, как тонка эта грань. Разведка заставляла не только учиться думать. Но ждать. Терпеливо выжидать. Просчитывать ход.  Сейчас за эти четыре года правления Триумвирата, в Империи наступила стабильность. Налажен быт. Производство. Сельские корпуса дают достаточно продовольствия, чтобы не зависеть от поставок извне. Верфи отреставрированы и уже пущены конвейеры заводов.  Империя окрепла – но еще не до конца, и сейчас самая опасность взирала на них изнутри. Нестабильность брата проявлялась все ярче и это беспокоило Кето. Если тот – жадно держащий всю власть в своих руках – утратит контроль и поддастся безумию, которым так часто страдали Владыки Ситхов, всему придет конец. Тогда не спасет ни мир с Республикой. Ни вся стабильность системы – как маятник, умелая рука темного манипулятора расшатает ее и начнется грызня за власть. Безумие. Паранойя. Они принесут конец так красиво начавшейся истории.
- Ну а что же ты считаешь по этому поводу, Вэкс? – степенно и мелодично даже поинтересовался Кето, допив содержимое бокала и дав официантке внятный жест – повторить. Громила мог не любить его – это логично. Инквизиторы вообще мало кого любили и еще меньше кого уважали. Эти чувства рождаются не за красивые глаза, но только в работе, в деле, когда каждый из них докажет свою эффективность и профпригодность. Пока что ему достаточно было, что его слушали.  Конечно можно было подумать, что кто осмелился бы отказать приглашению второго лица в Империи – но Озай бы простил. Не потому, что был таким уж добреньким – просто потому что они имели на это право. Он позвал их не в свой кабинет и не официальной депешей, они тратили свое личное время и могли отказать. Но они пришли. И это уже хорошо. – Я хорошо понимаю ваши чувства. Вас обоих. Я не состоял  в Инквизитория и для вас я чужак, один из тех кого вы возможно гоняли по Галактике с целью уничтожить.- Тонкие губы позволили себе холодный смешок.  – Я не жду от вас любви и не собираюсь ее требовать.  Дисциплина весьма важный фактор в этом деле, ваша правда, Дариус.  У нас есть Академия, которая призвана обучать форсов. Официально она звучит как Серая, но я скорее сожру тонну улиток, чем позволю ей таковой стать. – Хотя речь его казалась весьма эмоциональной, голос продолжал звучать ровно и не повысил тона ни на одну октаву.  – И я бы хотел, чтобы вы присматривались к ее адептам, подмечали многообещающих – чтобы мы могли воспитать их так, как надлежит. Это не приказ – короткий жест рукой над столом, - это мое пожелание. И вы вольны отказать конечно. Но насколько я помню, в прежние времена Инквизиторам не было равных в определении потенциала и в обучение адептов, не только дисциплинированных, но понимающих смысл и идею.  Будь моя воля – Инквизиторию не место более так далеко от Империи, но это было решение Верховного Инквизитора и могу лишь уважить его. – Пришлось понизить тон и вовсе замолчать, выцепив взором приближающуюся официантку. Она поставила бокал перед прокуратором и повернулась к его спутникам, сияя улыбкой и демонстрируя в слишком узкой и короткой униформе свои прелести больше, чем скрывая.
- Господа чего нибудь еще желают? Нам привезли сегодня свежие закуски, лучшее ассорти в столице…..

+2

9

Дипломатия не была сильной стороной Вэкса. Как и почти любого из инквизиторов, было бы глупо отрицать очевидное. Если бы не Антиннис, неофициально взявший над Дариусом опеку в Инквизиторие, то Глава СК и сам не был бы достаточно дипломатичен в общении, и не был бы столь терпелив. Морт знал сильные качества подчиненного, как и его слабости. Но прокуратор сам пожелал, чтобы Вэкс присутствовал на ужине, по сути неофициально являвшемся знакомством прокуратора с подчиненными и началом нового этапа выстраивания взаимовыгодных отношений. Поэтому Дариус бросил на Вэйгона предостерегающий взгляд, чуть более долгий, чем обычно, словно предупреждая его о последствиях возможных необдуманных действий. Где-то в сознании промелькнула мысль: инквизиторы должны измениться. Если они хотят оказывать большее влияние на Галактику, они должны вырасти, перестав быть просто ищейками и убийцами. Они должны стать дипломатами и политиками, умело манипулируя другими, когда нужно, или диктуя свои волю силой, если необходимо. Они должны стать хитрее. Дипломатией часто можно добиться гораздо большего, чем простыми угрозами или пытками. Ведь Палпатин в своем время действовал именно так. Не грубой силой, но хитростью. И ему удалось сделать то, чего не удавалось сделать никому ранее. И Дариус может и должен стать примером для других. А договор с Империей - отличная возможность для реализации собственный амбиций.
Он многому научился у Антинниса. И умение разговаривать на языке сильных мира сего - один из усвоенных уроков.
Заметив, что бокал инквизитора пуст, официант принес еще один, хотя Дариус не просил. Удивительная услужливость ксеносов, подливающих вино чуть ли не в рот.
Глава СК знал, что за четыре года Империя существенно окрепла. Она активно развивается, и это развитие стабильно. Дариус сделал глоток вина, поставив бокал на стол и обратив взгляд на Озая.
- Я хорошо понимаю ваши чувства. Вас обоих. Я не состоял в Инквизиторие и для вас я чужак, один из тех кого вы возможно гоняли по Галактике с целью уничтожить.
Брови Главы СК слегка приподнялись в удивлении. Он не ожидал такой откровенности от Покуратора, тем не менее, привыкший хранить эмоции под замком, Дариус быстро справился с собой, через мгновение вновь безучастно взирая на собеседника.
- У нас есть Академия, которая призвана обучать форсов. Официально она звучит как Серая...
Дариус знал об этой Академии. И знал о том, что она не может официально быть Темной из-за опасности разрыва мирного договора Республикой. Еще один прекрасный пример дипломатии, дающий необходимый результат с минимумом усилий.
- В прежние времена Инквизиторам не было равных в определении потенциала и в обучение адептов, не только дисциплинированных, но понимающих смысл и идею.
Озай выбирал фразы и формулировки, но смысл сказанного был очевиден. Губы Дариуса изогнулись в легкой улыбке. Академии нужна для того, чтобы создать армию адептов тьмы с промытыми мозгами и подсунутыми ложными ценностями вместо собственных мыслей.
- Почему бы и нет, если цель оправдывает средства, - подумал глава СК, обращая свой взор на оказавшуюся рядом официантку.
- Я не откажусь, - ответил инквизитор, хотя мысли его были заняты совсем не закусками. Он взял паузу, обдумывая только что сказанное Прокуратором и дожидаясь когда официантка уйдет на достаточно безопасное расстояние.
- Ваше предложение весьма ценно и интересно, Сэйган. Я вижу, что вы идете нам навстречу, и это дает мне надежду, что наше сотрудничество на благо Империи станет успешным. Со своей стороны я готов всячески помогать в развитии Академии.
Он протянул руку, поднимая бокал со стола. Вечер преподнес больше сюрпризов, чем он ожидал.

Отредактировано Darius Morth (11.02.18 15:31)

+2

10

- Ну а что же ты считаешь по этому поводу, Вэкс? – поинтересовался Озай именно тем тоном, которым и стоило задавать такой вопрос. Оказавшись в подобной ситуации многие бы занервничали и спасовали, особенно весьма умные люди. Все кто тут присутствовали отлично понимали о чем идет речь. Вэкс видел в глазах Кето очень отчетливо то, что он хочет и что планирует. Это его не пугало. Он уже видел такой взгляд. Ощущал его, пусть и через кибер-импланты печально известного Джерека. Кого Джерек говорил о почти таких же вещах - Вэкс отверг его предложение, так как он знал аспекты и трезво понимал что долго его планы не продержатся. Отчасти он сам стал тем, кто их разрушил.
- Я хорошо понимаю ваши чувства. Вас обоих. Я не состоял  в Инквизитория и для вас я чужак, один из тех кого вы возможно гоняли по Галактике с целью уничтожить.-
Легкий смешок, который можно было заметить - это было лишней деталью. Не будь его - слова Кето можно было бы принять за чистую монету.
Я не жду от вас любви и не собираюсь ее требовать.  Дисциплина весьма важный фактор в этом деле, ваша правда, Дариус.  У нас есть Академия, которая призвана обучать форсов. Официально она звучит как Серая, но я скорее сожру тонну улиток, чем позволю ей таковой стать.
Акцент на академии явно был не так прост. Сама по себе академия не имеет практической ценности. Она скорее - ширма для политический манипуляций. Гораздо интереснее то, что из этого может вырасти, под ее прикрытием.
И я бы хотел, чтобы вы присматривались к ее адептам, подмечали многообещающих – чтобы мы могли воспитать их так, как надлежит. Это не приказ – короткий жест рукой над столом, - это мое пожелание. И вы вольны отказать конечно. Но насколько я помню, в прежние времена Инквизиторам не было равных в определении потенциала и в обучение адептов, не только дисциплинированных, но понимающих смысл и идею.  Будь моя воля – Инквизиторию не место более так далеко от Империи, но это было решение Верховного Инквизитора и могу лишь уважить его.
То, что говорил Кето и то как он это говорил - вызывало маленькую часть интереса. Этот человек точно знает чего он хочет и точно знает какая поддержка ему нужна. Обратится к инквизиторам - всегда было верным решением. так сделал возрожденный Палпатин, так делает сейчас и Озай. Инквизиторий - это очень могущественная структура в политическом плане, а в сочетании с обязанностями следственного комитета ее власть только увеличивается в разы. При такой поддержке можно сделать практически все что угодно. Но ведь надо с начало договорится, не так-ли?
- Ваше предложение весьма ценно и интересно, Сэйган. Я вижу, что вы идете нам навстречу, и это дает мне надежду, что наше сотрудничество на благо Империи станет успешным. Со своей стороны я готов всячески помогать в развитии Академии.-
Слова и действия Дариуса несколько удивили Вэкса. Настолько быстро и без оглядки согласится на такой важный шаг без одобрения Тремейна или без даже малейшей мысли о том чтоб его оповестить о грядущих переменах.
Сейчас, понятное дело, вопрос был только в том, что делать Вэйгону. С одной стороны он мог возмутится и отказатся от затеи, что повлекло за собой весьма не приятные последствия. Внезапно взорвавшийся корабль в котором так случайно и трагично погиб заместитель следственного комитета, а может что еще интересное. За столом сидели не простаки и не дилетанты. По крайней мере один точно был таким. И на него сейчас смотрел Вэкс. В глазах Вэкса на мгновение промелькнул явный интерес. Но интерес был не в самой сути предоставленной информации, а скорее в личных побуждениях.
Вэйгон жестом подозвал официантку и, не глядя на нее, заказал сто миллилитров самого крепкого пойла что у них есть. В идеале - это должен был быть Тихаар. Что-то более слабое Вэйган пить не мог, поскольку для него эти напитки не представляли той полноты ощущений, нежели мандалорский самогон.
Все то время, пока официантка и бармен приготовили напиток и принесли ему, он сохранял полное молчание, лишь только смотря на Озая. Как только рюмка с чистейшим, как слеза, напитком, оказалась на столе перед Вэйгоном он с легкой азартной улыбкой, лишь только одной стороной рта, сказал:
- Мы все тут понимаем что Триумвират подходит к своему логическому завершению.-
Вэкс обвел глазами двоих своих собеседников, давая понять что никто кроме них этого не слышит, так как говорил он достаточно тихо и рядом больше не было ушей. Но также и давая понять что он понимает все что здесь происходит. Что за этим столиком, не примечательным на вид, творится история. Какой она будет для него - это решать только Вэксу. Рюмка же перед ним символизировала начало "торгов". Что произойдет с содержимым рюмки: будет-ли она в желудке Вэкса или же на лице Озая - зависит от торгов. Классический ход в переговорах.
Все идеи по поводу изменения некоторых вещей собирались и тщательно хранились в голове Вэкса как в сейфе. До них не добраться, пока он сам не позволит этого сделать. Благо есть опыт. Но это все - интеллектуальный труд. А интеллектуальный труд стоит дорого. И чем он серьезней, чем большую область охватывает - тем больше стоит.
- Я хотел бы узнать что вы предлагаете в обмен на поддержку.- это был не вопрос. Это было утверждение. Вполне серьезное.
Вэйгон отлично понимал что его могут убить, если все пойдет не так, как задумывалось, но сам инквизитор четко осознавал один важный вопрос для себя, ровно как и его собеседники должны были себе его задать, появись у них мысль избавится от третьего лишнего: А вдруг не получится? Вдруг Вэйгон выживет? Это может изменить все. Мало кто из высшего командования и простых обличенных властью людей без подготовки так просто согласится к изменению. Тем более все сами хотят себе власти, а не доверять ее кучке адептов. Узнай широкая общественность о таких планах - все пойдет крахом, как и карьера перспективного регента Озая Кето, который, пусть и имеет власть, но она может рухнуть, если столпы на которые она опирается захотят его скинуть. А они захотят. Участь же Дариуса куда более печальная. Тремейн не погладит его по голове за такие закидоны. Если только сам Тремейн не в теме, а Озай только что сказал что Тремейн не в теме. Пока что.
У Вэкса в данных переговорах был свой козырь и он был весьма существенный. Отсутствие беспомощности перед двумя властными людьми. Ровно как и перспективная и весьма серьезная поддержка этих же двух людей.

Отредактировано Vax Vaegon (11.02.18 00:41)

+3

11

- Отчего бы и нет, - качнул он головой официантке. – Принеси нам этих закусок и сразу бутылку вина, лума и …вот самого крепкого, что есть – Женщина, собрав заказы, удалилась, покачивая соблазнительно бедрами.
Ондерон – солнечный и жаркий край. Бесконечные пески постоянно парят в воздухе переносимые ветром с места на место. Яркое солнце рано восходит и поздно опускается за горизонт, большую часть суток заливая своими лучами мир. Все что живет и растет на Ондероне с рождения напитано этим светом, и нрав каждого отражает лучше прочих слов эту истину. Наездники Ондерона были свирепы и жестоки настолько, чтобы отважиться ловить и седлать тварей, к которым и на выстрел подойти страшно. Пламя струилось по их венам вместо крови и видит Сила, как часто Озай ощущал это дарование предков в своих жилах.  Когда в виски стучало яростной злобой с желанием разорвать то, кто стал катализатором – на части, на куски. Испепелить дотла.  И не было тут различий в положениях и рангах перед лицом этого закипающего бешенства. Именно поэтому он предпочитал и по сей день лично метаться по Империи и Галактике в  целом по заданиям и миссиям, отлично понимания владыку Вейдера – Адрия была права, в них в самом деле было что то общее. Ярость. Можно рехнуться с ума просиживая штаны в кабинете – там где братца спасала медитация, в которой тот мог проводить сутками,  - Озай не мог усидеть на месте и суток. К концу интервала вынужденного безделья и офисной волокиты Прокуратор чувствовал себя торпедой, которая вот вот пойдет со спуска и не известно никому, с какого и когда. Но можно ли допустить представлять власть и закон тому, кто не контролирует себя?  Раньше Кето считал себя таковым и не лез к власти, смиренно исполняя долг правой руки Ритхилта и позволяя своей бешеной энергии выливаться в нужное для работы русло, обрушивая гнев на врагов Империи. Предателей. Коррупционеров. Заговорщиков. Тех кто мнил себя способными бросить вызов Триумвирату – если не сегодня, то скоро – и тогда выплывал на фоне солнца характерный корпус Разрушителя и в жаркой дымке марева мерцал черный силуэт челнока.  Прокуратор Империи не прибывал просто так ни в одну точку Галактики – и за четыре года это выучили все. Он не носил плаща, как любил его брат – и что было неизменным атрибутом Вейдера. Не носил респиратора. Брони. Удлиненный китель из плотной черной кожи, с отделкой алой нитью. Широкие ремни. Перчатки. Армейские офицерские штаны. Начищенные до зеркального блеска сапоги. И маска – скрывающая лицо. Не такая – больше не такая – как у брата.  Четыре года назад он старался быть максимально на него похожим – от голоса до жестов, но теперь напротив отчего то ощущал в себе потребность подчеркнуть те отличия, которые еще мог. Ему не доставало больше удовольствия даже смотреть в зеркало, чтобы видеть лицо Виджила – так похожее на него лицо. И ненавистный шрам прежде теперь подчеркивался в те минуты, когда в своих покоях или на тренировке Озай Кето не скрывал свое лицо. Что зрело в нем? Долгожданная страсть к собственной эксклюзивности? Нежелание быть вечно тенью? Он был старшим – но он уступил. Уступил ему во всем однажды. Сделал шаг назад и теперь стоял там, на одну ступень ниже и смотрел на то, как все ради чего он это сделал, вот вот сорвется в бездну. Он истово надеялся тогда, что присутствие той, которую желал брат, успокоит его демонов – но В10 постоянно напоминало об ошибочности этого утверждения. Нужно было оценить те события правильно, или же такова становилась воля Темной Стороны, поглощающей своего слугу – слишком сильно в нее погрузившегося – с головой, но брат уходил от него. Тот – которым он его знал. Все чаще в золотистых глазах проскальзывало выражение, незнакомое Сэйгану – а ведь он находился рядом с Ритхилтом фактически с того дня, как тот прибыл к Пророкам. Они выросли вместе, вместе оборонялись от более старших и более наглых коллег – ставя их на место. Вместо строили планы. Он знал Виджила лучше казалось бы, чем кто то другой – но оказалось, что не знал и на треть. Какой зверь крылся там под покровом тьмы в глубине души Виджила, что терзал его и менял – не в лучшую сторону? Страсть? Ревность? Жажда обладать всем в этом мире? Страх? И чем чаще смотрели на него искристые желтые глаза из прорези маски и звучал в ушах холодный безжизненный голос, тем отчетливее осознавал ситх свою ошибку.
Но в тот миг, когда заговорил коллега Морта, прокуратор как раз делал глоток, наполняя ротовую полость терпким вкусом. И едва не хлынул весь напиток обратно через нос, потому что прокуратор самым незамысловатым образом… поперхнулся.  Кое как проглотил напиток, протолкнул в горло и спешно отставив бокал, несколько раз кашлянул в кулак. Дариус был похож на Тремейна больше, чем думал вероятно – такой же спокойный, как хищник в засаде. С отличной выдержкой и умением говорить красиво, мягко, сладко. Мягко стелет – как говорится – да жестко спать. И все же от него бы Озай более ожидал такой версии, чем от прямолинейного как оказалось без меры громилы Вэкса. Был ли тот так уверен в своей силе или своей необходимости ему, прокуратору, что осмеливался говорить подобное в лоб без обиняков и маневров?
- Кхм, - кашлянув последний раз, Кето опустил взгляд на стол, четко между своих ладоней – расставленных по обе стороны от бокала. Расслабленных в пальцах с упором в кисть. Лицо его утратило краски эмоций, оцепенело, превращаясь в неотличимое от той маски фактически по мимической подвижности, что он носил.  В словах Вэкса не было бы ничего такого, о чем не мог подумать любой темный, когда с ним затевают подобный разговор. Вот только проблема была в том, что сам Кето собирал их здесь не для этого и уж тем более не для таких разговоров. Ложью самому себе было бы в мыслях сейчас утверждать, что о таком он не думал – конечно, думал, как любой ситх. Но дисциплина и выбранные идеалы были сильнее каждый раз.  Что бы там не говорила джедайская пропаганда, ситхи тоже способны на чистые эмоции – и не только отрицательные. На привязанность. Но она тогда лишь становится слабостью, когда начинает рождать страх перед этим – Прокуратор же не боялся.  Понадобись – без раздумий бы встал защищать брата с мечом в руках и делал бы это, пока не убил последнего из недругов или не пал бы сам. Но делал бы с холодным рассудком, лишенный ужаса от осознания своей жертвенности.  Это джедай может сказать – я умру за тебя – тому, кто ему дорог. Может сказать простой человек. Но не ситх.  Ситх скажет – я убью за тебя.  Одного. Десять. Сто. Миллионы. И если в этом решении проиграет сам, то уже ошибка в оценке собственных сил, а не слабость чувств. Сэйган не собирался восставать против учителя и брата, но внезапно осознал, что в словах Вейгона есть некая ужасающая правда. Но он все еще молчал и смотрел в столешницу, и в отражении зеркальном ее можно было смутно уловить, что янтарным отблеском полыхали только что кристально голубые глаза. Ты отрицаешь эту мысль – но что если Виджил окончательно утратит над собой контроль? Что тогда, Озай Кето? Ты и тогда будешь стоять на мостике этого корабля под названием Империя, молчаливо и спокойно глядя, как он ведет его прямо в эпицентр бури?  Понимая, что этот шторм уничтожит все ради чего ты жил пять лет? Ты так уверен в этом, Озай Кето?
- Пошел в пекло.

- Твоя дерзость невероятна, - тихо произнес он, поднимая голову и выпрямляясь. Слишком прямой была его спина, потому что климат Гли-Ансельма не давал покоя старым ранам и дискомфорт от них тянулся по всему позвоночнику и ногам.  Хотя облик прокуратора оставался таким же неподвижным, глаза вернулись к избранному природному – голубому – цвету.  – Но в ней есть нечто интересное.  По крайней мере, мне она куда больше по душе, чем страх.  – Тонкие губы сложились в улыбку, этакую добрую, мягкую улыбку – и все лицо ситха разом стало моложе, приятнее, сгладились резкие черты. Он снова взял в руку бокал, неторопливо допивая напиток и никуда не торопясь.  – Не волнуйся, Вэкс – если однажды настанет этот день – на этом словосочетании тон сделался ниже и глуше – ты не пожалеешь, что встал на мою сторону. Как и Дариус... - и он внимательно и выразительно сфокусировал взгляд на глаза Морта.

+4

12

Пока что все шло отлично. Как и предполагается в подобного рода мероприятиях, Прокуратор прощупывал двух инквизиторов, оценивая, смогут ли две стороны стать союзниками и легко ли с ними будет работать. В свою очередь Дариус говорил то, что хотел от него услышать Сейган, прекрасно понимая, что сказать что-либо иное было бы верхом глупости. Но Глава СК соглашался с Кето не только потому, что это могло привести к выгоде. Напротив, предложение Прокуратора действительно заинтересовало Главу СК. Принять участие в развитии Академии, выковать из ее будущих адептов послушную и могущественную армию, способную повергать врагов Империи в ужас одними только мыслями о ней - еще один шаг на пути Дариуса в стремлении приблизиться к сильным мира сего.
Любой Темный стремится к власти. Разными способами. Кто-то использует грубую силу и террор, кто-то - интриги и предательства, кто-то (и Дариус был сторонником этого пути) - сочетание и того, и другого. В некотором роде нахождение возле таких людей, как Озай, давало гораздо больше власти, чем попытка встать на их место. Это давало возможность действовать из тени, будучи практически не стесненным в средствах и возможностях. Прокуратор - ближайший к Триумвирату и один из самых могущественных людей Империи. Захочет ли он подняться выше в этой иерархии? Как долго он еще захочет оставаться в тени своего брата?
- Только Ритхилт является препятствием для тебя, Озай, не так ли?, - думал Глава СК, глядя на Прокуратора. - Остальные вообще не представляют угрозы.
- Ну а что же ты считаешь по этому поводу, Вэкс?
Дариус прервал свои размышления, поворачивая голову в сторону своего заместителя с выражением интереса на лице. Его несколько удивило, что Озай обращается напрямую к Вэксу.
- Мы все тут понимаем что Триумвират подходит к своему логическому завершению.
Дариус оцепенел. Мысли, которые промелькнули в его голове чуть раньше, нельзя было озвучивать. Но Вэкс сделал это, как ни в чем не бывало. Рука, еще мгновение назад барабанящая по столу в такт звучавшей незамысловатой музыке, замерла. А затем потянулась вниз, под стол, туда, где был спрятан световой меч. Лицо застыло, лишившись эмоций, превращаясь в некое подобие восковой маски. Зрачки глаз полностью налились позолотой и любой, кто хоть немного знал Дариуса, сейчас бежал бы без оглядки.
Сказать, что Глава СК был в ярости - не сказать ничего.
- Что же ты творишь, глупец!
Дариуса тяжело было вывести из себя. Его гнев всегда был под контролем, и этому он научился у Тремейна. Но сейчас...
Первая мысль, которая возникла следом - это разрубить наглеца пополам. Сейчас он фактически подставил Инквизиторий, подставил Тремейна.
Подставил меня.
Дариус не успел осуществить свой замысел.
- Твоя дерзость невероятна, но в ней есть нечто интересное.
Дариус перевел удивленный взгляд на Озая. Он ожидал какой угодно реакции, но не такой. Зрачки медленно возвращали свой природный цвет, "остывая". А вместе с ними остывал и гнев Главы СК, прячась где-то в глубине до лучших времен.
- ...ты не пожалеешь...Как и Дариус...
Что можно было ответить на это? Дайте мне время подумать? Ответить отказом? Конечно, нет. И тот, и другой вариант привели бы к печальным последствиям. Но и соглашаться - значит пойти против всего Триумвирата и  подписаться под жесткими условиями, а Дариус терпеть не мог, когда его лишали возможности выбора. А сейчас произошло именно это.
- Я поддержу вас, Сейган, - выдавил из себя Глава СК.
Теперь пути назад не было.

Отредактировано Darius Morth (15.02.18 20:33)

+2

13

Все что было сказано - не было сказано из-за глупости или не дальновидности. Это был четко выверенный и обдуманный шаг, который позволял в полной мере контролировать ситуацию. Вэкс целенаправленно вывел обоих собеседников из состояния покоя и контроля, смутил чувства обоих и сейчас сидел и наслаждался происходящим. Он видел их лица и их действия, как они пытались снова вернуть контроль над собой. Эти каменные лица могут обмануть только того, кто не видел проявления эмоций. Многие стараются скрыть за маской безразличия свои подлинные ощущения, однако не многим это под силу. Для этого надо действительно держать себя в руках и сидеть не шелохнувшись, словно стена. Именно так и сидел Вэкс. В частности потому, что он не испытывал того же, что разделили Озай и Морт. Эти двое оказались не так сложны, как ожидалось. Но с другой стороны все это отлично показывало то, что у них и ранее были какие-то зацепки между собой, которые играли определенную роль в данных переговорах, но не касались Вэкса. А сейчас они касаются его напрямую.
Движение Дариуса рукой под стол не ушло от внимания Вэкса, только он не перевел на него взгляд, а видел его приферическим зрением, не сводя взгляда с прокуратора.
- Твоя дерзость невероятна, - сказал Озай подняв голову и приосанившись.
На это Вэйгон ничего не ответил, оставив выражение своего лица прежним. То, что его сверлил яростным взглядом Дариус, никак не пугало и даже не интересовало инквизитора.
Но в ней есть нечто интересное.  По крайней мере, мне она куда больше по душе, чем страх.
Прокуратор довольно умело разрядил обстановку. Вероятно он, конечно, привык к тому что его боялись и ожидали от него только боль и страдания, но сейчас он столкнулся с тем, что его не боялись и не воспринимали его возможности как нечто существенное. Не потому что они были несущественны, а потому что они не вызвали у Вэкса какого-то подобия страха.
Не волнуйся, Вэкс – если однажды настанет этот день, ты не пожалеешь, что встал на мою сторону. Как и Дариус... -
Вот это был уже куда более интересный поворот в разговоре. Это уже больше походило на переговоры, нежели то что было до этого. Сложившаяся обстановка более чем удовлетворяла Вэйгона. Его воспринимали теперь всерьез и не собирались использовать как какого-то раба, а вполне предпочитали его позицию как партнера. Именно поэтому Вэйгон и не стал так опрометчиво бросаться в пучину за своим начальством. Он не был послушной марионеткой. Больше нет. Он делал только то, что сочтет нужным и полезным для себя. А движение вперед, вверх - это всегда полезно и нужно. Иначе можно погрязнуть в бездне.
- Я поддержу вас, Сейган, - буквально выдавил из себя Дариус. Видимо он считал что Вэйгон буквально заставил его пойти на этот шаг, но это было не так. Морт в этой ситуации мог принимать совершенно свободное решение, не зависящее от обстоятельств, свободное решение. Но он решил, очевидно, что его заставляют пойти на этот шаг. По все видимости прошлое в инквизитории приучило его к тому, чтоб быть рабом, подчинятся пинкам и затрещинам. Вэкс был не в этом числе. Он никогда не был рабом, всегда проявлял свою точку зрения и всегда был готов ее отстаивать в любом качестве. Да, это выходило боком, но выходило боком это именно потому, что не все разделяют твою точку зрения и чаще хотят чтоб ее не было, стараясь ее выбить и искоренить, подчинить тебя и сломать. Не в этом случае. Вэкса не получится сломать. Его сломает только смерть.
Испытывая крайнее удовлетворение от состоявшегося разговора Вэкс протянул руку к рюмке чистого мандалорского самогона и одним движением опорожнил ее, залив в себя. Первое что ударило в голову, так это его пары, которые ударили через носоглотку в нос, давая ощущение того, словно тебе хорошенько врезали в лицо. Затем из желудка по телу разлилось тепло.
- Я в деле.- вполне довольно и решительно ответил Вэйгон мягко поставив рюмку на стол и указав на нее пальцем официантке, давая ей понять что нужно повторить. Тут нужно понимать что Вэкс согласился на эту авантюру с созданием армии чувствительных к силе только потому, что Озай предоставил ему какие-никакие гарантии, вполне ощутимые и понятные, и не считал все сидящих рядом с ним его рабами и подчиненными. Он считал их партнерами и это вполне облагораживало эту сделку. Если что-то изменится в отношении и в сути сделки - Вэкс совершенно не будет этому рад и примет активные меры противодействия этим изменениям.
Пока официантка налила новую рюмку и удалилась от столика инквизитор молчал. Как только они снова остались одни, то он решил высказаться уже более конкретно.
- Многообещающие не всегда были сильными и способными познать темную сторону. Если мы хотим создать армию темных адептов, то придется снизить стандарт обучения, чтоб увеличить количество выпускников. Если же нет, если оставить планку на ее месте, то армию мы будет собирать больше ста лет. И не факт что сильнейшие, прошедшие обучение, не захотят сами прийти к власти. Это вопрос сложный.- Вэкс говорил тихо и серьезно, чисто и по существу.
Конечно он сам мог обучить одного, двух, десять адептов. Но чем больше адептов, тем меньше качество их обучения у одного мастера, тем большее противоборство между ними, тем меньше оставшихся в живых в конце и тем опаснее оставшиеся.
Наконец Вэкс обратил внимание на то, что на него кто-то смотрит, причем не в границах столика за которым он сидел. А где-то в баре. Вэкс спокойно перевел взгляд в сторону, точно туда, откуда он чувствовал чужой взгляд и встретился глазами со знакомым взглядом. Это был наемник, лицо которого Вэкс помнил еще с тех времен, когда работал убийцей по частным заказам. Однажды Вэйгон оторвал руку этому наемнику. Оглядев взглядом более пространство вокруг Вэкс заметил что бар вообще заполнен довольно колоритными личностями.
- В интересном месте мы сидим. Скоро повеселимся.- вернувшись к своим собеседникам сказал Вэйгон и в его глазах вспыхнул огонь ярости и свойственной ему свирепости, причем настолько огромной и всеобъемлющей что его взглядом можно было расплавить этот мраморный стол и вообще все, что попадало под этот взгляд.

Отредактировано Vax Vaegon (17.02.18 16:30)

+2

14

- А равных нам по силе и не нужно, - коротко усмехнулся прокуратор.  – Власть лакомый кусочек, но много ли от него останется если начать делить и на них? – риторический вопрос. Ответ на него и так очевиден.  Сами заповеди ситхов, принесенные в мир из Тьмы веков снова Бейном и им переписанные, велели ситхам более всего жаждать власти.  И более всего бояться – ее потерять. Но Озай, слушая брата и его наставления на этом пути древней религии, в голове держал свои собственные выводы. И в них он не видел истинной правды в всех этих трактатах, возможно сказывался опыт работы в разведке. Одиночный агент конечно проще внедряется и имеет меньше шансов к раскрытию, но ничтожно мало их он получает и тогда, когда его распрекрасную задницу необходимо прикрыть. Один в поле не воин, даже если он трижды ситх. А хитрость и коварство хороши, но тот кто полагался только на них, сам себя перехитрил в итоге.  Он же привык объективно оценивать самого себя и признавать, что хитрость в нем была не самой сильной чертой – пусть даже долгие уроки жизни и оттачивали в мужчине это мастерство.  Ум – возможно, но он чаще обеспечивал талант принимать молниеносные решения в случае необходимости, не испытывая сильной тяги к обдумыванию их, чтобы быть убежденным в правильности выбора. Наверно…
Наверно сила его – настоящая – была в адаптивности. В способности мгновенно перестраиваться в лад ситуации под максимально выгодную роль. Нужно быть терпеливым и молчаливым слугой Триумвирата – он будет таковым и никто носа не подточит. Не заподозрит ни на миг подлога. Нужно позволить своей ярости вырваться наружу, взметнувшись до небес и спалить все на своем пути во благо идеи ситхов – он осуществит и это. Долгие и заумные разговоры – легко. Неприязнь и ксенофобия – легко. Любовь. Ненависть. Страх. Страсть. Любая эмоция – как по заказу, без долгих настроев и прелюдий. Но самое бесценно главное – это собственная память, о своих ошибках, слабостях, просчетах и выигрышах. Озай запоминал жадно каждый опыт, что давала ему жизнь и не намеревался всегда и во всем потакать своему горячему нраву, переть как таран там, где необходим такт иной.  И вот сейчас, здесь – на простом неформальном сборе ради знакомства всплыл вопрос, который остро и яростно затребовал именно адаптивности. Протокол требовал бы запросить ареста инквизиторов как предателей – неважно, что они ничего не сделали. Они высказали вслух опасную мысль. И Виджил бы сделал это, с его паранойей и маниакальной пристрастностью.  Непременно – но Озай внезапно понял для себя, что и слова не скажет брату. Не ради предательства или власти, поскольку такая мысль еще не пустила корни в его сознании, но потому что не видел смысла в ликвидации возможных сильных союзников лишь из за пустого страха. Им ничего и никогда не решить, и развал Империи это доказал еще в прошлый раз, пора учиться на ошибках прошлого. Запрети людям говорить недовольство вслух – они подчинятся, но будут строить замыслы молча. Триумвират действительно себя изжил, но его не убрать так просто, нужно подготовить почву, и тогда – когда все будет готово – нравится Ритхилту единолично править или нет, ему придется выбирать меж тем, что предложит ему он – Сэйган.
Голубые глаза скользнули в сторону, куда только что смотрел Вэкс – и узрели там вполне тривиальную компанию, которая вполне лаконично вписывалась в антураж. Они там пили и смотрели на трех имперцев настороженно, и все же старший пророк лишь усмехнулся.
- Невелика беда, - вложив в эту фразу более чем достаточно смысла. Все то, что он думал о возможных помехах – а именно ничего. Даже если весь бар заполонит галактическое отребье, одной боевой подготовки старшего пророка и двух инквизиторов ученичества Тремейна достаточно будет, чтобы переломать им всем столько костей, чтобы раз и навсегда идея трогать хоть кого то из Империи вросла в мозг как равная безумной боли. Но иногда пути Силы неисповедимы, и прокуратор, только что небрежно думавший о остальных посетителях, вдруг оказался с ног до головы окачен содержимым большой кружки, которое на него выплеснул явно сильно поддавший наутоланин, возникший из толпы точно из неоткуда с противоположной стороны.  Точнее, выплеснул то он содержимое в лицо Дариусу, но и  Кето – сидевшему по траектории – досталось сполно.
- Тварь, я тебя знаю! – не очень твердо разорвал воздух звук из горла потерявшего последний страх ксеноса одновременно с выплеснувшейся в инквизитора жидкостью. Озай рванулся вверх, чувствуя как злоба расползается по груди, но вовремя опомнился и вцепился в стол, точно намеревался разломить его пополам одной хваткой пальцев. Они здесь инкогнито, светиться как должностные лица нельзя… и пусть его даже узнают в лицо, как и Дариуса с Вэксом, нельзя – НЕЛЬЗЯ – обнаружить здесь перед ними свои истинные возможности, связанные с Силой. И оставалось молиться, чтобы инквизиторы этот наказ не позабыли в запале. – Это ты убил моего брата!
-Извинись и проваливай - сквозь зубы прошипел Кето, не очень веря в мирное урегулирование, поскольку те самые наемники оставили свои места и начали кольцом стягиваться к ним. Вроде бы – обычные зеваки. Но Озай не привык так легко принимать за истину самый простой вариант.

Отредактировано Ozay Keto (18.02.18 23:40)

+2

15

- Если мы хотим создать армию темных адептов, то придется снизить стандарт обучения.
Дариус окинул помощника скептическим взглядом. Зачем говорить столь очевидные вещи? Им нужна была армия, и она должна быть послушной и сильной именно своим числом, а не отдельными ее адептами.
- А равных нам по силе и не нужно.
Дариус перевел взгляд на Прокуратора, а затем кивнул в ответ, соглашаясь с очевидными доводами.
- Ни в одной армии мира не воюют одни лишь генералы, - усмехнувшись, ответил Глава СК. Сейчас он был доволен тем, как проходила встреча. Выходка Вэкса привела к выгодными последствиям. Тем не менее, Дариус считал, что такой риск был не оправдан. Глава СК решит позже, как наказать помощника. А пока что нужно сосредоточиться на переговорах. - Армия должна быть идейная и послушная, а также многочисленная.
Дариус бросил задумчивый взгляд на Прокуратора. Он был наслышан о том, что его сводный брат обладает весьма сложным характером. Таким, что с ним почти невозможно было взаимодействовать и вести какие-либо дела. Напротив, Озай казался дипломатом от мозга до костей. С очевидными скрытыми замыслами и целями, тем не менее, Прокуратор несомненно был человеком, с которым можно договориться. И который может отдать частицу власти ради приобретения сильных союзников, одним из которых, несомненно, являлся Следственный Комитет.
- В интересном месте мы сидим. Скоро повеселимся.
Вэкс вывел Дариуса из раздумий.
- И тебя не испугаются? - это был скорее риторический вопрос. - Значит, они лишены чувства самосохранения и мозгов у них, видимо, гизка наплакала.
То, что произошло дальше, не поддавалось логическому объяснению. Может быть, Дариус оказался слишком поглощен мыслями о дальнейших перспективах, но Сила оказалась глуха, не предупредив своего адепта. Дариус успел лишь сомкнуть глаза, а потом понял, что жидкость с едким запахом непременно "лишила" бы его зрения, если бы он не успел среагировать должным образом. Гнев тут же вскипел в груди, готовый вырваться наружу в сминающим ползала ломающим кости всех, кто сейчас пялился на него, ударом телекинеза. В голове уже рисовались картины уничтожения всех и вся в этом баре, но, короткий взгляд, брошенный на Прокуратора, который и сам боролся с гневом, заставил Дариуса не действовать столь поспешно и не поддаваться эмоциям. Глава СК с усилием взял себя в руки, продолжая сидеть на своем месте, и подавляя в себе жажду крови и страданий того, кто сейчас выплеснул на него это мерзкое пойло.
- Тварь, я тебя знаю!
Ксенос показывал полное отсутствие интеллекта. То ли из-за количества выпитого, то ли от природы, как и другая добрая половина бара посетителей, постепенно смыкающих кольцо вокруг троицы.
Дариус с удовольствием наказал бы их всех сейчас. Но предостерегающий взгляд Озая лишал его этого удовольствия.
- Ты перепутал. Извинись и иди своей дорогой, - скрытное движение рукой под столом. Воздействовать на мозг подвыпившего наутоланина Силой не составило никакого труда. Осталось избавиться от остальных, так некстати заинтересовавшихся двумя инквизиторами и Прокуратором.
- Здесь нет ничего интересного, расходитесь по домам, - еще одно быстрое движение рукой под столом, но, концентрируясь, Дариус увеличил радиус воздействия чуть ли не на весь зал. Это действие он проделал с нескрываемым огорчением. Слишком сильно хотелось наказать глупую наутоланскую тварь.

Отредактировано Darius Morth (19.02.18 15:45)

+2

16

- А равных нам по силе и не нужно. Власть лакомый кусочек, но много ли от него останется если начать делить и на них? - в общем-то подтвердил мысли и знания Вэкса Озай.
Инквизитор в ответ только скорчил одобрительное выражение лица и покачал головой в знак согласия с этим мнением.
- Ни в одной армии мира не воюют одни лишь генералы, - вот это вот вставочка от Дариуса несколько удивила Вэкса и он бросил на свое начальство легкий, невесомый, и ничего не значащий взгляд. Потому что Морт сейчас буквально жопу с пальцем сравнил и высказывание Вэкса вовсе не означало что он говорил о выращивании генералов.
- Армия должна быть идейная и послушная, а также многочисленная.- вот это была уже более рациональная мысль.
- Чем больше армия, даже не особо сильных, тем больше риск появления в ней куда более могущественного. Старая империя Ситов говорит нам об этом.- сделал небольшую сносочку Вэкс, упоминая события прошедшие много тысяч лет назад. Тогда была и армия ситов и армия джедаев. Ничем классным это не закончилось для одной из сторон. Появился один умник со своим идиотским правилом двух и всех завалил.
Тут к Вэксу пришла легка волна ощущения того, что сейчас произойдет. А вернее ничего существенно и опасного для жизни не произойдет, а всего лишь через секунду проходящий мимо наутоланин прольет свое пойло на Дариуса и Озая. Вэкс увидел это событие и решил ему совершенно не мешать, лишь только посмотреть на то, как разовьется такая ситуация.
Все произошло как по расписанию и проходящий мимо наутоланин разлил пойло на Дариуса и Озая. Конечно они выглядели теперь ошарашено, как мокрые аристократы.
Вэкс не смог сдержатся и закинув голову вверх засмеялся своим грубым, но при этом довольно забавным смехом, глядя на облитых влиятельных людей. Это действительно было забавно. От смеха Вэйгон чуть не слетел со стула, но успел ухватится за край стола. Конечно он пропустил животрепещущий разговор двух господ с пьяницей, но как только ощутил то, что делает Дариус, как пытается воздействовать на всех, в том числе и на Вэкса, то резко посерьезнел. Воздействие было слишком прямолинейно, а Вэкс слишком хорошо разбирался в телепатии и обладал несгибаемой волей, чтоб его можно было так запросто заставить что-то сделать.
Вэкс серьезным сверлящим взглядом уставился на Дариуса, приподнял вопросительно одну бровь и быстрым движением ближайшей к наутоланину рукой схватил его за воротник рубахи и с силой притянул его голову к мраморному столику. Пьяный наутоланин даже не понял что, собственно, произошло. Его голова резко, с силой, соприкоснулась со столом и сознание его отключилось. Голову ему Вэкс, конечно, проломить не хотел, а только крепко и надежно вырубить, отправить в нокаут. Как очнется - все равно ничего помнить не будет. Травматическая амнезия - штука надежная.
Дело все равно было не в наутоланине. Как только Вэкс вырубил этого осьминогоголового, то ощутил, а вернее даже увидел картинку что сейчас на него сзади набросятся с ножом и воткнут ему его в бок, в область печени. Этого допустить никак нельзя было. Вэкс очень проворно и неестественно быстро встал со стула, да встал так, что сам стул с силой отъехал на зад, врубаясь спинкой в область таза нападающего с ножом. Это заставило его потерять равновесие и прекратить на мгновение атаку, дав возможность Вэксу развернутся и защищаться стоя уже лицом к противникам. Конечно защищаться-то особо он не собирался. Он собирался атаковать в ответ на атаку.
Как только Инквизитор развернулся и увидел перегнувшегося через спинку молодца с ножом, который порывался подняться, Вэкс схватил его кисть, в которой был зажат нож, и резко потянул ее на себя и немного вверх, уводя в сторону. Этот маневр позволял Вэйгону нанести этому чмырю мощнейший апперкот в область нижней челюсти. Вэйгон двигался гораздо быстрее и проворнее этих чмошников, а главное - знал что делал. такой удар, да еще на скорости и с такой силой не просто сломает челюсть противнику, но еще и отправит его в глубочайший нокаут, если не в кому.
Тут главное не забывать про то, что противник не один и рядом, по обе стороны, еще двое. Поэтому следующим действием Вэйгон хотел кинуть бесчувственное тело их товарища в тех, кто будет слева от Вэкса, а напасть уже на тех, кто справа.

+2

17

Иногда судьба смеется и все события происходят разом. Одновременно. Момент в который прокуратор, почувствовав Силовое воздействие исходящие от Дариуса, быстрее любого человека хватает, подавшись вперед, инквизитора за плечо. И уже готов прошипеть нечто нечленораздельное, но хорошо понимаемое как предупредительный выстрел. И момент в который внезапно оживает Вейгон, впечатывая наутоланина в столешницу. Никаких лишних действий. Никаких сантиментов. Только ни с чем не способный быть спутанным звук удара плоти о твердую поверхность.  И мрачное удовлетворение от него.  Момент, в который реальность власти была потеряна – слишком долго.
СЛИШКОМ.
Слишком страшную цену он платил за следование правилам, придуманным братом. Слишком долго сдерживал свой нрав, сгорая заживо и не имея и тени надежды выплеснуть эту бешеную энергию в вихре чистого хаоса. Бесконтрольного. Бессмысленного. Квинтэссенция чистой ярости и ничего больше.  И что то замкнуло в нем на этом звуке, переключило. И соскальзывают пальцы с плеча инквизитора, рвется тело вниз, к столу. И немыслимо с грацией твилекской танцовщицы изогнувшись, прогнувшись до острой боли в пояснице – лишь замкнувшей этот цикл безумия до конца- разворачивается из этого положения на носке сапога, чуть припадая на колено. И уже зажат в руке стул, взлетающий снизу вверх в сильной ударе без замаха – и обрушивается четко ребром сиденья снизу в челюсть неудачно бросившемуся на него со спины идиоту. Но тот не успевает даже осознать своим куцым мозгом, что произошло, а руки Прокуратора уже оставили стул завершить свою траекторию в свободном падении. И Озай Кето – мгновение назад стоявший на одном месте – уже переместился в один широкий шаг в сторону. Поднырнул под встречный удар и нанес два коротких боксерских в корпус. И рубящий с разворотом уже с позиции сзади прямо по почкам.
И беглый взгляд по сторонам с оценкой ситуации. И короткий щелчок в сознании о том, что эти ребята слишком слаженно работают – и это не о инквизиторах. Обычные пьянчужки уже на уходе наутоланина поняли бы чем пахнет дело и предпочли б отвалить. Если в компании трех мрачных типов один так дерется, вряд ли остальные хуже. Даже среди пьяных мало самоубийц. Но эти лишь утроили натиск – и большая часть перла на него, оттесняя от инквизиторов к сцене. На присогнутых ногах, слегка расставив напряжённые руки в стороны от корпуса прокуратор медленно отступал назад, выжидая. По одному он вырубит любого из этих типов, но они точно прочухали это и никто не торопился вырываться вперед, под удар бывшего разведчика. Ни разу еще он не обратился к Силе, настырно игнорируя ее. Точно в этом запале с искрами алкоголя страстно желал именно проверить самого себя. Вспомнить былое. Или попросту дать телу сбросить напряжение тяжелых дней вечной выдержки.  Шаг. Еще один. Точно танцуя скользить по полу, переступая назад плавно и мягко. И в один прыжок оказаться на сцене, откуда с визгами уже давно сбежали перепуганные танцовщицы.
И ровно в этот момент почувствовать ползущий по спине ледяной холод предвестником Смерти. Разумно, что им надоел безрезультативный бой и пришла пора хвататься за бластеры. И время замирает. Ситх медленно выпрямляется с прыжка, ухмыляясь – его позиция невыгодна. Он один и безоружный на открытой площадке на возвышении. Расстрелять такую мишень одно удовольствие, пока инквизиторы разбираются с ополчившимися против них самих.  И скользит вверх из кобуры оружие, будто в замедленной съемке для него. И так же медленно каблук сапога скользит по гладкому полу сцены, задавая такт этой игре.  И щелкает предохранитель, когда он уже отталкивается и прыгает – дерзко и вызывающе – прямо на эту толпу. Исполняя показно идеально красивое сальто в воздухе – кто упрекнет пророков в такой же любви похвалиться на самой грани смертельного риска – врезается прямо в того, кто первый выхватил бластер подошвами сапог в грудь. И вместе с ним летит вниз, к полу, параллельно увлекая за собой настоящую кучу из оказавшихся рядом тел….
Не случайность! - орет он инквизиторам первое, что легло на ум. И уже укатывается в сторону с траектории возможного выстрела. Слишком уже ясно, что эти ребята хорошо подготовлены и вовсе не так пьяны как казалось. И их слишком много здесь... Это точно не случайность. Не завсегдатаи. Но кто?
Убийцы.
Много же им дали, чтобы отключить разум для риска бросить вызов Прокуратору....

Отредактировано Ozay Keto (21.02.18 22:57)

+2

18

Дариус бросил разочарованный взгляд на помощника. Слишком глуп, чтобы иметь наглость посмеяться над ним и Прокуратором. Слишком неосторожен, чтобы в баре, полном посторонних глаз и ушей, в открытую говорить о том, о чем обычно ведут переговоры за закрытыми стенами. Слишком наивен, считая себя неуязвимым благодаря своей физической силе. И слишком неконтролируем. Слишком много "слишком" для того, кто занимает должность помощника Дариуса.
Рука Озая внезапно легла на плечо, и Дариус ответил ему вопросительным взглядом. Все ведь могло закончиться без боя. Использованного им трюка было достаточно для того, чтобы разогнать толпу, переключить ее внимание на что-то другое. И никто бы даже не догадался, что здесь использовалась Сила. Все просто. Но Вэкс внезапно бросился в драку, а через мгновение ему вторил и сам Прокуратор. Чувствуя раздражение из-за нелепости всего происходящего, Дариус резко встал, оборачиваясь и мгновенно оценивая обстановку. Время словно превратилось в сжавшуюся пружину. Он увидел, как Вэкс отправил одного из нападавших апперкотом в нокаут, а по бокам надвигались еще несколько. Еще больше нападающих оттесняло Прокуратора к сцене. Рядом раздался испуганный вскрик. Дариус развернулся в направлении звука: это, прижимаясь к стене, кричала испуганная наутоланка. На мгновение ее губы изогнулись в ликующей улыбке, а по спине Дариуса вдруг пробежал холодок. Она тоже... Он бросился в сторону, за миг до того, как наутоланка, выхватив из-под плаща вибронож, метнула его в инквизитора. Холодный металл пролетел в каких-то миллиметрах от головы Дариуса. И он внезапно понял.
- Не случайность! - надрывный крик Прокуратора словно клином вбился в сознание Дариуса, вторя его собственным мыслям.
Улыбка наутоланки сменилась выражением сосредоточенности, когда она полезла за вторым ножом, но инквизитор оказался быстрее. В мгновение ока он преодолел то расстояние, что их разделяло. Его рука сжала ее ладонь в тот момент, когда в ней уже был нож. А затем резким движением он вонзил ее собственную руку в ее живот. Она испуганно вскрикнула и задергалась, понимая, что это конец, но выбраться из крепких тисков Дариуса не смогла. Тело наутоланки обмякло, оставляя на стене кровавое пятно.
Посчитав, что Вэкс справится самостоятельно, инквизитор ринулся на подмогу к Озаю, попутно хватая увесистый стул. Впереди он увидел фигуру. В руке, наведенной на Прокуратора, был зажат бластер. Палец был уже на спусковом крючке. Времени отчаянно не хватало. Целясь в руку, Дариус метнул стул, слегка усилив его полет Силой.

Отредактировано Darius Morth (24.02.18 12:39)

+1

19

Бросив обмякшее тело, буквально одной рукой, в его товарищей слева, Вэйгон тут же двинулся в правую сторону, но не поворачиваясь прямо к ним, а немного правым боком. в пол оборота. На всякий случай, чтоб быстрее среагировать на атаку сзади, если она будет. Таким способом пришлось передвигаться скачками, в боевой стойке со сжатыми кулаками. Буквально после первого же скачка противники оказались на расстоянии чуть меньшем, чем вытянутая нога Вэкса. Использовав свою энергию от скачка инквизитор, резким прямым ударом выставленной ранее вперед правой ноги, вложив в него все свои сто пятьдесят килограмм веса, да которому еще придали небольшое ускорение, отправил ближайшего дрочуна в полет спиной на толпящихся сзади него дружках.
В сторону Вэйгона направилась большая часть нападавших. В общей сложности их было около восьми человек. Ничего, Вэйгон привык к особому отношению в подобных ситуациях. Он тут самый здоровый, поэтому ему собирались уделить большее внимание, чем остальным. Хотя бы задержать. У многих в руках Вэйгон заметил дубинки, обычные, телескопические. Чтож, уже становилось интереснее.
Никто не собирался атаковать громилу-инквизитора поодиночке. Это было бы невероятно тупо и по-киношному глупо. Все восемь наемников решили напасть гурьбой, чтоб гарантированно повалить здоровяка на пол.
Благодаря завалившемся трем мужикам, которых ранее отправил на пол Вэйгон, пространства было чуть больше, так как плотным кольцом подойти к инквизитору не получилось. Пришлось своих обходить, пытающихся встать. Наемники подходили полу-месяцем, держась в шахматном порядке по четыре человека в ряд, держа дубинки на изготовку. Грамотно подготовились к атаке. Такой порядок расположения позволит одной линии при атаке не мешать второй линии также атаковать, совместно с первой. В данный момент Вэйгон очень пожалел о том, что не надел на себя свою броню перед вылетом, а сейчас он чуял что отхватит знатных пиздюлей.
Подойдя достаточно близко к стоящему в боевой стойке инквизитору первый ряд бойцов кинулся в атаку. Те, что оказались справа от Вэйгона решили выбить ему колено метким ударом дубинки, чтоб опустить здоровяка немного на землю, а те что слева, просто настучать по голове.
Быстро сориентировавшись в ситуации инквизитор решил не рисковать ногой и защитить в первую очередь ее, поэтому нагнулся, подставляя под удары слева свою спину, а сам перехватил дубинку правой рукой и вырвал ее из рук нападающего, что не составило особой проблемы. Пока все это Вэкс делал, то успел получить пару увесистых ударов по спине и один прямой по затылку. Если ударов по спине он особо не почувствовал, так как мышцы в основном поглотили все удары, то удар дубинкой по голове Вэйгон почувствовал весьма неплохо. В голове зазвенело и в глазах помутилось, но это не значило что он теперь вышел из боя. Превозмогая оглушение, которое было в жизни Вэйгона далеко не первое, инквизитор начал размахивать дубинкой, припав на одно колено.
По шее стекла противно-теплая струйка. Это была кровь из рассеченного затылка. На это здоровяк не обратил особого внимания. Размахивать дубинкой тоже надо с умом и потому Вэкс махал ей на уровне коленей нападающих, успев попасть нескольким. Взвыв от боли они попадали на пол держась за колени и бросив свое оружие, остальные немного отскочили назад, следуя здравому смыслу и инстинкту самосохранения. Это дало время Вэйгону подняться на ноги плотно с дубинкой на перевес и приготовится к следующей атаке.
Напали снова гурьбой, но уже сразу два ряда, без нескольких бойцов, которые все еще оправлялись от поврежденных коленей.
наемники уже старались банально забить Вэкса, ударяя куда попадет, а не целя куда-то конкретно. Вэкс же бил на отмашь, перехватывая дубинки в воздухе или отражая их удары предплечиями.
Удалось ударить по головам нескольких, разбив им головы и положив на землю. Ряды нападающих немного поредели, их осталось всего четверо полностью боеспособных.
Боль от множества нанесенных ушибов по рукам и торсу заставляла Вэйгона рычать пересиливая каждый удар, который ему нанесли, но дубинок стало меньше. Главное тут было закрывать голову, так как в нее уже начали метить и даже умудрились попасть несколько раз, хоть и вскользь. У инквизитора уже была крупная ссадина на лбу, виске, шишка на рассечении на затылке, разбитый нос.
Конечно можно было бы раскидать щеглов сверхъестественными способностями, но еще до всего этого Вэкс понимал что если задокументируют присутствие тут адептов, причем достаточно сильных, то не будет проблемой их найти вышестоящему руководству и задать просто вопрос: "А чего это вы там делали?"
Поскольку противников стало в половину меньше, то натиск ослабел, что позволило Вэйгону действовать в полной мере. Первого попавшегося инквизитор огрел дубинкой в область виска, тут же уложив на землю, другого удалось сильно пнуть в область паха, тоже выведя бойца из строя. Осталось двое.
Первого Вэкс отвлек просто бросив в него дубинкой и заставив прикрыться, прекратив атаку, а другого в этот момент инквизитор схватил освободившейся рукой за шею, также сбив его атаку и заставив сопротивляться этому захвату. Тот, в кого полетела дубинка, уже оправился и снова замахнулся для удара по голове Вэксу, но инквизитор оказался шустрее и нанес последнему нападающему мощный удар лбом в нос, сразу же выведя из строя боевую единицу, вбив тому его собственный нос в череп.
Остался болтающийся в захвате за шею мужик, который еще сопротивлялся размахивая ногами и пытаясь разжать стальную хватку здоровяка. Раздавить мерзавцу трахею не составило большого труда. Достаточно было просто ее сильно сжать и под пальцами почувствовался легкий щелчок. Больше этот человек никогда не сможет дышать.
Тех, кто корчился от боли на полу Вэйгон добил мощными ударами стопы, разбив им лица, но не убив. В этот момент, когда Вэкс разбил лицо последнему, он обратил внимание на то, как в свалившейся со сцены толпе появился новый участник и было видно как Дариус вместе с Озаем катались по полу с вооруженными наемниками, пытаясь не дать им себя убить. Не медля и не отдыхая Вэкс двинулся на помощь.
Вся голова Вэкса и ворот его кителя были в крови, но он словно этого не замечал. Это было в порядке вещей. Всего пара царапин.

Отредактировано Vax Vaegon (27.02.18 13:19)

+3

20

Выбить бластерный пистолет из руки не так легко, как многим думается по голо-фильмам. Насмотрятся и мнят себя героями – если вдруг что! Но ему то было хорошо известно, что не все в этом мире так просто писано, как хотелось бы. И фатальным может стать этот бросок против скорости другого человека – только вот нужно сдвинуть минимум руку против его легкого нажатия пальцем. А встретить бластерный заряд прямо в корпус удовольствие сомнительное, более того даже бесперспективное в большинстве случаев. Нужно быть в долю секунды уверенным в том, что успеешь – Озай успел откатиться в стороны, почти одновременно с тем как противник нажал на спусковой крючок. Пистолет плюнул пламенеющим сгустком туда, где секунду назад была спину прокуратора и народная забава в виде дружного пьяного махача перестала быть забавной. А самое ведь смешное в том, что он и оружия не брал – не нужно оно по факту ему. Второй ситх Империи – кого ему бояться в этом захолустье? Одним мощным ударом телекинетической волны он мог бы отправить всех этих ублюдков капитально отдохнуть в больничном блоке, но тогда голоновости обязательно осветят на всю Галактику, как отдыхает милейший господин прокуратор, с виду ну простой офицер Империи. Не для того он корпел в разведке, строя из себя пуську, чтобы теперь вот так бездарно провалить все эти месяцы – а они были очень утомительными, хотя бы потому что он терпеть не мог каждый день общаться панибратски с людьми. И тем более – не людьми. А покойный Император Арманта  - тварь такая – мало что дух слегка уехавшего ситха из древних гробниц случайно притащил, это можно простить. Все равно уничтожили. Но вот что он натаскал на Бастион ксеносной шушеры…. Он их всех конечно терпел. Матерился сквозь зубы и терпел. И даже улыбался, и чепуха что эта улыбка больше была похожа на нездоровый оскал цинизма.
Мало встать на ноги. Надо успеть рвануться к бандиты. Успеть перехватить его запястье с бластером, и поворачиваясь вдоль линии его вытянутой руки, выбить оружие мощным ударом о колено, перехватить и выстрелить. Прямо в лицо. Прямо в отвратительную ксеносную морду радианца. Эту зеленую пупырчатую мерзкую харю.
О Силааа…. Как давно я об этом мечтал!
Волна удовольствия, не сравнимого ни с чем, прокатывается по телу, когда противник оседает вниз с кошмарным месивом вместо башки – мудрено ли. Минимальная дистанция. Весь заряд сосредоточен в одну точку. Слишком близко. Слишком сладко. Жаль что насладиться этим шедевром на полу он себе позволить не может, не убедившись прежде что все повержены. Но даже этот короткий миг блаженства – и всколыхнулась упрятанная под контроль аура Силы. Даже амулет на шее не мог уже скрыть той плотной до черноты и физической осязаемости энергии чистейшей Тьмы, в коконе которой его ни с кем не перепутаешь. Скрытая под оболочкой смертной плоти чудовищная мощь, которая так страстно жаждет вырваться, что почти нашептывает на задворках сознания мужчине о том, как незабываемо может пройти этот вечер – лишь только позволить ей взять контроль в свои руки.
Не сегодня.
Он всегда умел заставить Ее замолчать там, внутри. И свернулись незримые черные щупальца Силы, спрятались обратно – задавленные силой воли. Прикрытые сверху вновь чарами амулета. И пустота подступила к груди, оставляя неприятно ощущение – сродни сильнейшему чувству голода. Но сейчас есть дела поважнее – и развернувшись в сторону, подсказанную Силой, нажимает еще раз на спусковой крючок – на долю секунды лишь раньше, чем оппонент.  Этого достаточно на самом деле – заряд преодолевает пространство быстро….

+1


Вы здесь » STAR WARS:Decadence » Galactic games » "Ноль-Пять" [Гли-Ансельм]